Мультипроект ОМ • Включайтесь!
2020.07.04 · 19:32 GMT · КУЛЬТУРА · НАУКА · ЭКОНОМИКА · ЭКОЛОГИЯ · ИННОВАТИКА · ЭТИКА · ЭСТЕТИКА · СИМВОЛИКА ·
Поиск : на сайте


ОМПубликацииЭссе-клуб ОМВЕРСЭТИKА
ВЕРСЭТИKА — Е.Д.Фельдман — Оттон Великий — [действие V.]
.
Альманах рукописей: от публицистики до версэ  Сетевое издание Эссе-клуба ОМ
ЭК Евгений Фельдман
ВЕРСЭТИKАVERSETHICS
VE
Оттон Великий
Трагедия
в пяти действиях
Джон Китс
перевод: Е. Фельдман
——— ———
——— ———
Действие V.
Сцена 1.
Часть леса.
Входят Конрад и Аранта.

А р а н т а
Стой! Погоди! Меня страшишь ты, Конрад!
Ты в море бедствий – главная из бед.
Была я не из робкого десятка,
А нынче – вся дрожу: я вижу смерть
В глазах твоих. – Готова на коленях
Тебя молить: уйди, уйди… Ах, Конрад,
Вон лошади стоят в тени дерев!
К о н р а д
И с ними человек.
А р а н т а
Да, вижу… Братец,
Уйди, прошу, я крови не хочу!
К о н р а д
Прощай!
А р а н т а
Прощай! Господь тебя за это
Помилуй, брат.
Аранта уходит.

К о н р а д
Коль час он проживёт,
Умру на дыбе – или долго буду
Я жить в клоаке, что зовётся миром!
Но он умрёт; на счастье мне, она
Предупредить не сможет негодяя.
Конрад уходит.
Входят Лудольф и паж
.

Л у д о л ь ф
С дороги сбились, кажется?
П а ж
Увы,
Я больше их не вижу.
Л у д о л ь ф
Может, здесь мне
Остановиться? Здесь и умереть?
Как давит эта тень, и ветви эти,
И – тишина… Уйти неотомщённым? –
Конец презренный, – жалкая кончина, –
Мучительный финал! – Ушли? – Исчезли? –
Иль в воздухе растаяли? – Как жаль,
Что отомстить злодейке – невозможно!
О смерть в ловушке страшной тишины!
Могила в смутном, дремлющем покое!
О где ты, славный гром войны, который
Заглушит всё, – и хриплое дыханье,
И шум дубравы…
Издалека слышится пронзительный крик Аранты.

П а ж
Слышите, мой принц?
Крик – вон оттуда!
Л у д о л ь ф
Он мне – слаще песни!
Чудесный шум! Надежда оживает
И сам я оживаю вместе с ней!
Лудольф и паж уходят.
Сцена 2.
Другая часть леса.
Входит раненный Альберт.

А л ь б е р т
Хватило б только силы мне дойти
И – пасть к ногам Оттона…
Входит Лудольф.

Л у д о л ь ф
Стой, мерзавец!
Где женщина, что так я ненавижу? Скажи, а то – убью!
А л ь б е р т
О принц, мне меч
Наделал зла с избытком; той же мерой
Воздал мой меч: я Конрада прикончил.
Ты знаешь всё…
Л у д о л ь ф
Где, где его сестра?
На сцену стремительно выбегает Аранта.

А р а н т а
Альберт!
Л у д о л ь ф
Вот он, любовник! – приласкай
Того, кто умирает, – приголубь
Того, кто при последнем издыханье!
Ведь ты его любила? Неужели
Его ты бросишь в час его последний?
Ужели с ним ты будешь холодна
Сейчас, когда в двери полуоткрытой
«Пойдём за мной!» – к нему взывает смерть?
А л ь б е р т
Пусть эта дверь захлопнется за мною
Как можно раньше: даже в царстве мёртвых
Нет ужасов таких, какие видишь
Здесь, на земле…
Л у д о л ь ф
Аранта, о каких
Он ужасах толкует? Всё прекрасно!
Не я ль женат на той, что воплощает
Саму невинность, на сильфиде нежной,
Чьи пальчики не знали преступленья,
Лишь разве что порой они срывали
Цветочек, белый, как они? – Альберт,
Любовницу свою – мою невесту –
Ты оскорбил, об ужасах твердя
Во время нашей первой брачной ночи.
А л ь б е р т
Когда бы, принц, в моём читал ты сердце,
Ты понял бы, что я не так виновен,
Как…
Л у д о л ь ф
Но зачем ты прятался в лесу?
Хотел избегнуть мести? Посмеяться
Задумал надо мной и всю дубраву
Заставить посмеяться надо мной?
Ага, дрожишь! О, пусть глаза Аранты
Тебе на помощь чёрта призовут,
Пусть превратит нечистый чудотворец
Тебя… Во что? Хотя бы в паука,
Чтоб ты уполз, трусливо скрылся в щёлку
От гнева моего!
А л ь б е р т
Иной, бывает,
Давно ушёл из жизни, а совет,
Что дал он за минуту до кончины,
Живёт и действует. – Расстанься с ней,
Забудь её; с тобою одинако
Мы настрадались. Милосердье…
Л у д о л ь ф
(перебивает его)
Благо,
Коль для него есть место на земле.
(Аранте)
Ответь ему.
Пауза.
Тебе подсказка, может,
Нужна?
Альберт со стоном умирает.
Отходит грешная душа…
В пустой ночи Альберт зовёт напрасно.
Аранта, слышишь, да? – Ступай за ним.
А р а н т а
Убей меня.
Л у д о л ь ф
Во время брачной ночи?
От зла такого почва содрогнётся,
Моя невеста, чистая невеста!
Нет, мы на пир отправимся с тобою.
Дай руку мне, я поведу тебя…
Немедля, говорю я, дай мне руку!
Негодная, не смей сопротивляться,
Иначе силой двух десятков львов
Я подавлю ягнёнка! – Ну, Аранта,
С Альбертом попрощаемся – и в путь.
Лудольф и Аранта уходят.
Сцена 3.
Внутренний двор замка Фридбург.
Входят Сигифред, Гонфред и Теодор.

Т е о д о р
Какая ночь!
С и г и ф р е д
Да, хуже не бывало:
Всё – всё в теченье часа… То-то ужас!
Т е о д о р
Есть новости последние у вас?
Г о н ф р е д
О том, что после гибели Альберта
И Конрада случилось?
С и г и ф р е д
Да; и после,
Когда Лудольф с принцессою вернулся.
Г о н ф р е д
Потом случилось вот что: из тюрьмы
Освободил король венгерский Герса
Эрминию и Этельберта.
Т е о д о р
Где же
Они сейчас?
Г о н ф р е д
Печальный император
Их принимает. Девушка – в слезах;
Аббат вздыхает тяжко.
С и г и ф р е д
Что же дальше?
Т е о д о р
Подумать тошно.
Г о н ф р е д
Всех судьба рассудит.
Т е о д о р
В покоях тихо, как в могильном склепе.
Г о н ф р е д
Кошмарами их принц наполнит скоро.
С и г и ф р е д
Боюсь, сойдёт с ума.
Г о н ф р е д
Пойдём досмотрим
Весь этот страх, коль выдержат сердца!
Сигифред, Гонфред и Теодор направляются в замок.
Сцена 4.
Небольшая комната, выходящая на террасу.
На сцене – Оттон, Этельберт и врачеватель.
О т т о н
Мой сын! Мой бедный мальчик! Неужели
Мой слабый дух и тело успокоить
Не могут врачеватели?
Э т е л ь б е р т
На небе
И на земле бессильна медицина,
Покуда час урочный не придёт…
О т т о н
Что ж, буду ждать. Эрминия, голубка,
Иди сюда; сядь рядом; дай мне руку, –
Так ты меня простила?
Э р м и н и я
Я за вас,
Когда б могла, молилась со святыми!
О т т о н
(врачевателю)
Что ж к сыну не пускаешь ты меня?
В р а ч е в а т е л ь
Он вашего лица не должен видеть.
О т т о н
Но разве я отвратен, как Горгона?
И разве, увидав черты родные,
Мой бедный мальчик не повеселеет?
Дай мне обнять его! Неужто я
Не император? Кто мне помешает?
В р а ч е в а т е л ь
Никто, – и всё же: принц настолько полон
Жестокой скорби, так кипит от гнева,
Что лишний вздох убьёт его. Спасенье
Я вижу в тонком, бережном подходе, –
И вас, отца, он лицезреть не должен.
Какие страсти сердце истерзали!
Ещё одна – не выдержит оно.
Э т е л ь б е р т
Да, император, в этом есть резоны.
Давайте же облегчим, как сумеем,
Лудольфу-принцу боль душевных ран.
О т т о н
(Этельберту)
Я понял. Ты ещё один совет
Хотел подать. Я слушаю.
Э т е л ь б е р т
Целитель
Учёный сей со мною согласится:
Ни в чём нигде мы принцу не должны
Перечить, – ни желанию, ни слову, –
И, может, взбаламученный рассудок,
Вкусив покой, излечит сам себя.
В р а ч е в а т е л ь
Другого – не дано.
О т т о н
Откройте дверь.
Послушаем, посмотрим, всё ль в порядке.
В р а ч е в а т е л ь
Прошу, не надо.
Э р м и н и я
Я прошу о том же.
О т т о н
Приказываю: дверь откройте настежь!
Мой бедный сын!
Л у д о л ь ф
(за сценой; невнятно)
Налейте мне ещё!
Ваше здоровье!
Э р м и н и я
Дверь закройте!
О т т о н
Нет,
Его хочу я слышать, – милый мальчик! –
И пусть его последние слова
Кончину предвестят мне, – милый мальчик! –
Его хочу я слышать… Чу! «Он умер», –
Мне только что шепнула тишина.
Где Герса?
Входит Герса.

В р а ч е в а т е л ь
Как там принц?
Г е р с а
Ему чуть лучше.
Он сдержаннее стал; он на усталость
Пожаловался.
В р а ч е в а т е л ь
Это – хорошо!
Пускай поспит; сон, лучшее лекарство,
Его поставит нá ноги.
О т т о н
(Герсе)
Ты принца
Побереги, как малого ребёнка,
И принеси мне новости благие.
В р а ч е в а т е л ь
(Герсе)
Во всём ему, прошу вас, уступайте.
А я боюсь идти к нему: увидит
Мою печаль, – поймёт, что мы здесь верим
В его недуг.
Г е р с а
Я принца, как смогу,
Утешу, успокою.
Герса уходит.

В р а ч е в а т е л ь
(Оттону)
Повелитель,
Усталость принца – благотворный знак,
Внушающий надежды. На террасу
Пройдите: половину всех печалей
Там свежий воздух выветрит из вас.
Оттон, Этельберт, Эрминия и врачеватель – уходят.
Сцена 5.
Пиршественный зал,
ярко освещённый и украшенный с пышным великолепием;
на столах – золотая и серебряная посуда.
В глубине сцены – двери, охраняемые двумя стражами.
Вельможи, знатные дамы, рыцари, дворяне и прочие, – переходя друг от друга, с печальным видом шепчутся между собой.
Часть из них уже находится на сцене, часть – выходит на сцену после поднятия занавеса
.
П е р в ы й  р ы ц а р ь
Измучились мы все: туда-сюда
Гоняют нас, как будто мы не люди,
А тени грёз, плоды фантазий сонных.
Зачем мы здесь?
Г о н ф р е д
Не я здесь – главный. Ты же
Сам понимаешь: мы должны во всём
Повиноваться принцу, – даже если
Дворец поджечь придётся. Кстати, где
Порочная принцесса наша?
П е р в ы й  р ы ц а р ь
Рядом,
В соседней комнате. Вон, у дверей,
Два стражника стоят.
Г о н ф р е д
Зачем?
Гонфред и первый рыцарь шепчутся между собой.

П е р в а я  д а м а
Всё бродим,
Как привиденья… Ужас!
В т о р а я  д а м а
Похоронной
Процессией мне кажется всё это.
П е р в а я  д а м а
Типун вам на язык! Смотрите – Герса!
Входит Герса.

Г е р с а
Бодрей! Бодрей! Кто может, пусть смеётся;
И пристальные взгляды на него
Бросать не смейте; если спросит что,
Невозмутимо принцу отвечайте,
Как странно б ни звучал его вопрос.
Прошу вас, постарайтесь! У меня,
Увы, не получилось. – Вот идёт он. –
Исполните же всё, что я сказал.
Входит Лудольф.
Его сопровождают Сигифред и паж
.

Л у д о л ь ф
Какие гости! Дамы – просто чудо!
Орфея глас, фантазию Платона,
Мощь Зевса, красноречье Амфиона
Мне надобны, чтоб должное воздать
Вам уваженье. Кажется, о чём-то,
Вы зашептались? – Ну и что? Шептаться
Для нас, людей, естественно. Шептались
И боги о Любви и о Психее, –
Но столь же нам естественно молчать.
Какие драпировки здесь! – Прекрасней
Мне, смертному, не нужно, – но под солнцем
Есть ценности бесценные, – и я
Хочу того, что смертным недоступно:
Хочу висеть в пурпурных облаках,
Хочу висеть в серебряном тумане
На тонких нитях, скученных из света,
Хочу, чтобы, рыдая и стеня,
Вокруг меня носились метеоры!
Настолько люстры ярки в этом зале,
Настолько поддаются очищенью
Огни земные. Ах, сумей взглянуть я
На свет наиярчайший, не ослепнув, –
Здесь тьма, – тогда б, закрыв глаза, я видел
И небеса, и луны и созвездья,
Алмазные огни и блеск фонтанов,
Дрожанье их упругих сильных струй.
Здесь – тьма… Да, тьма… Иль нет?
С и г и ф р е д
Час поздний ныне.
К утру ж, мой принц, тускнеют фонари.
Л у д о л ь ф
А завтра наступило?
С и г и ф р е д
Это ранний
Рассвет.
Г е р с а
А мы всё это время спали.
Что скажете?
Л у д о л ь ф
Скажу, что мы, повздорив,
Друг друга не убили, слава Богу,
И крови нет на мне.
С и г и ф р е д
Уйдите, Герса!
Л у д о л ь ф
Ещё здесь трое быть должны, – там двое,
Что буйное веселье ненавидят,
Угрюмо отошли; – о чём их мысли,
Им лучше знать. Но кто же третий, – третья?
Она – очей волшебных синева,
Изогнутые длинные ресницы
Под арками бровей густых и чёрных,
Изысканные белые виски
И щёки совершенной гладкой формы –
Такой, что просто боязно взглянуть
На это ослепительное чудо,
Но, поглядев, нельзя не убедиться,
Что чудеса на свете всё же есть!
Резные ноздри – прелесть колдовская.
Желанней губ на свете не бывало.
Сегодня вы увидите её
И подивитесь той, что в мире целом
Есть Драгоценность главная, – и с нею
Был под венцом я, и она – моя!
Терпение, друзья. За нею скоро
Пошлю я, и она ко мне придёт,
Покорная и верная супруга.
Но прежде дайте музыку послушать,
Какой мою желанную сюда
Я призову.
С и г и ф р е д
Сыграйте, музыканты,
Мелодию помягче, понежнее.
Звучит нежная музыка.

Л у д о л ь ф
Ах, лучше быть не может! Что за сила
В подъёмах и паденьях этих звуков!
Но музыка покажется вам слаще,
Когда моя невеста лёгким шагом
Войдёт сюда в алмазах всей державы,
И дамы, – все в батисте, и в шелку,
И в блёстках золотых, – ей шлейф огромный
Внесут, и герцогини перед ней,
И маркграфини в жемчугах – склонятся.
Печально мне, что эта красота, –
Прошу, не возражайте, – предо мною
Копает рвы, возводит укрепленья,
Чтоб скрыться за великим бастионом
Своей вины!
В т о р а я  д а м а
Я слышу стон сердечный!
П е р в ы й  р ы ц а р ь
И – жалобный!
Л у д о л ь ф
Её введут, а после…
А после…
П е р в ы й  р ы ц а р ь
Он задумался.
Г е р с а
Судьбина,
Положишь ли ты этому всему
Конец?
С и г и ф р е д
Я понял – понял, что он хочет:
Он не желает заносить сюда
Заразу, – нет, здесь это не случится,
Мы здесь должны его остановить.
Г е р с а
Пропал я! принц – вот-вот – опять сорвётся.
Л у д о л ь ф
Да, бастион вины! Я был дурак:
Она – лгала! Но кто ж теперь обманщик,
А кто – дурак? Дурак, попавший в клетку,
И ворон, что присел на птичий клей?
Чу! Каркнул «смерть!» Схвачу – и под каблук!
Нет, подожду. А где же, где отец мой?
Друзья, – эй, Сигифред! – прошу, отца
Мне приведите, – перед сном желаю
Эрминию увидеть, – Этельберта,
Чтоб он благословил меня, хотя
Его я проклял.
С и г и ф р е д
Трудно с ним свести вас.
Л у д о л ь ф
Нет, день ещё не кончился, простите.
Прошу вас, приведите их сюда.
Сигифред уходит.
Пусть светит мне отцовская улыбка,
Как солнышко над спелою пшеницей.
Хочу я также выпить за невесту.
Что? – иберийцев крепкое вино
Иль греческое мягкое? Иль бледный
Напиток калабрийский? Иль тосканский?
Или вино с подножья древней Этны,
Где пьяный Бахус на багряной бойне
Проткнул себе распухнувшие вены?
Где паж мой?
П а ж
Здесь!
Л у д о л ь ф
Исполни, что велю я.
Ты принеси посланье мне сейчас:
Я с таинствами брачными желаю
Покончить ныне местью хитроумной.
Умру – напишешь на моей могиле:
«Признайте, люди: сей несчастный принц,
Наперекор обману, возродился,
Отринув прах позора, словно Феникс, –
И даже боле, – и своё бесчестье
Он бросил в очистительное пламя».
(Герсе)
Просил я привести сюда отца?
Г е р с а
Да, принц.
Л у д о л ь ф
Уж лучше б вовсе не пришёл он.
Г е р с а
Однако, принц, я вижу, он идёт!
Входят Оттон, Эрминия, Этельберт, Сигифред и врачеватель.

Л у д о л ь ф
(Оттону)
Ты, против чьей священной головы
Я заговоры плёл из-за невесты,
Прошу тебя, оставь печальный вид.
Твои глаза моё согреют сердце,
А слёзы справедливый приговор
Здесь вынесут. Прошу тебя, ободрись,
И пусть металл звучит в твоих словах!
Суди о деле, что похвал достойно
И подписи достойно золотой,
И поддержи, когда произнесу я
Свой приговор!
О т т о н
О чём ты? Заклинаю
Отцовскою любовью, – милосердным
Будь сын.
Л у д о л ь ф
К кому? К чудовищу? Ну нет!
Она сейчас во храме; там я – жрец,
Жрец правосудья; там её, как жертву,
Я на алтарь безудержного гнева
Хочу принесть. Аранта! Скорпионша!
Как тот червяк, что жрёт ядро ореха,
Она грызёт мой мозг. Ах, больно! Больно!
Давай её сегодня уничтожим,
А завтра копьеносные шеренги,
Железнобоких латников колонны
Я поведу, – и грянет горн укором
Сонливым миролюбцам!
О т т о н
Завтра – да;
А нынче – успокойся.
Л у д о л ь ф
Нет, сегодня
Покончу с этим. Я, как никогда,
Решительно настроен.
Э р м и н и я
Боже! Боже!
Л у д о л ь ф
Чу! Голос ангельский! Ты, чья невинность
Была почти убита, – ты меня
Простишь ли? Я виновен пред тобою.
Ты, Этельберт, позволишь умереть мне
Уверенным, что ты меня простил?
Э р м и н и я
Вам… умереть?
Л у д о л ь ф
Увы!
О т т о н
(врачевателю)
А ты что скажешь?
В р а ч е в а т е л ь
Здесь, государь, бессилен я.
О т т о н
Не верю!
Л у д о л ь ф
Так долго я бродил по белу свету,
Что ныне потерял и ум, и цель.
Настал, Аранта, грозный час расплаты!
Эй, паж, веди – тащи её ко мне,
И – кончим с этим делом.
Лудольф обнажает кинжал.

О т т о н
Сын!
С и г и ф р е д
Лудольфа
Пора остановить.
Л у д о л ь ф
(пажу)
Приказ понятен?
На пару слов – беды не будет – живо!
Паж уходит.
Ко мне её! Не бойтесь – не убью!
Г о л о с а
Мой принц! Мой принц!
Г е р с а
Мой добрый принц!
Л у д о л ь ф
Что надо
Вам от меня? – За нею – живо! – живо!
Скорей! – Да вот она! – Она ль? – Да что же
Вы так нерасторопны? – Где она?
Открываются двери.
Из внутренней комнаты выходит паж.
Через раскрытые двери видны несколько женщин, склонившихся над Арантой
.

П а ж
Увы, мой принц, она недвижна. Руки –
Застыли; пальцы – холодны.
Л у д о л ь ф
Мертва!
Пошатнувшись, Лудольф падает на руки
подбежавших к нему людей
.

Э т е л ь б е р т
Кинжал его возьмите.
Г е р с а
Осторожно!
О т т о н
Ну, слава Богу!
С и г и ф р е д
Я боялся, как бы
Принц не поранил сам себя…
Г е р с а
(кивает головой в сторону Лудольфа)
Отходит…
Л у д о л ь ф
Она мертва… Дворяне, доброй ночи!
Мы все устали… Все… Откройте двери…
Хочу в постель! – А завтра…
Лудольф умирает.
Занавес опускается.
——— ———
——— ———
Евгений Фельдман
19.06.-05.09.2001,
25.05.-02.06.2006 (ред.)

 
Оттон Великий
Трагедия в пяти действиях
Комментарии
Трагедию «Оттон Великий» Китс написал при участии его школьного друга Чарльза Армитиджа Брауна (1786–1842), который разработал сюжет произведения.
Китс начал работу в июле 1819 года и закончил её в августе того же года.
Исторический Оттон (912–973) – герцог Саксонский (под именем Оттона II, 936-961 гг.), германский король (с 936 г.), король лангобардов (с 951 г.) и император Римской империи (962-973 гг.), которую основал, подчинив Северную и Среднюю Италию. Объединяя германские земли, боролся с племенными герцогами Баварии, Франконии и Лотарингии. В борьбе с ними опирался на церковь, наделяя епископов и аббатов широкими привилегиями.
Отражая набеги кочевников-венгров, нанёс им крупное поражение в битве на Лехском поле близ Аугсбурга (10 августа 955 г.). Некоторые исследователи считают, что битва была продолжена 11-12 августа на восточном берегу реки Лех, и именно эта фаза оказалась решающей: походы венгров – огромное войско, около 100 тыс. человек, – прекратились навсегда. Большую роль в сражении сыграли чехи под командованием князя Болеслава I.
Время действия трагедии Китса – один день, августовский день 955 года.
Вдумаемся в дату.
Из неё следует, что Чарльз Армитидж Браун, выстраивая сюжет, допустил анахронизм: Оттон ещё не носил высокого титула, указанного в списке действующих лиц. Он обрёл его семь лет спустя, 2 февраля 962 года, приняв императорскую корону из рук римского папы Иоанна XII. Правда здесь в том, что победа необычайно повысила престиж Оттона, и без неё он бы не получил уже при жизни титула «Великий».
Таким образом, в 962 году в Европе образовалось новое государство – Римская империя, которое с XII века стали называться Священной Римской империей, а с XV века – Священной Римской империей германской нации. (Между прочим, нацисты, провозгласившие гитлеровскую Германию Третьим рейхом (просуществовал с 1933 г. по 1945 г.), под Вторым рейхом подразумевали Германию прусских Гогенцоллернов (1871-1818 гг.), а под Первым – священную Римскую империю, основы которой заложил Оттон I Великий).
Ещё один персонаж Китса – Лудольф, сын Оттона. Исторического отпрыска звали Лиудольфом. В 955 году, когда венгры вторглись в Баварию, он, совместно с другими немецкими феодалами, недовольный политикой Оттона, вошёл в сговор с противником. Заговор был раскрыт, Лиудольф с подельниками – брошены в тюрьму.
Конрад (по прозвищу Рыжий), герцог Франконский – реальное историческое лицо. Первый выборный король Германии (с 911 г.). Скончался в 918 году, и по одному по этому интриг против Оттона плести не мог. Восемь лет воевал с племенными герцогами, не признававшими его власти. С трудом достиг согласия, предложив им избрать королём своего самого серьёзного врага – герцога Саксонского. Нового короля звали Генрих I Птицелов (правил в 919-936 гг.). Он мельком упоминается в трагедии Китса. Он – отец будущего императора Оттона.
Остальные действующие лица трагедии – вымышлены.
——— ———
Евгений Фельдман
06-07.11.2001
 
Текст оригинала произведения Джона Китса «Оттон Великий. Трагедия в пяти действиях» (John Keats. Otho the Great : a Tragedy in five acts) приводится в редакции, представленной в изданном Оксфордским университетом сборнике поэтических произведений Джона Китса (Лондон, 1922. — С. 363-423)*.
_______________________
* The Poetical Works of John Keats. Edited with an introduction and textual notes by H. Buxton Forman. — London etc. : Humphrey Milford. Oxford University Press, 1922. — LXXXII, 491 p.
 
 
 
 
ОМ
 
 
 
Джон Китс
(англ. John Keats)
(1795–1821)
английский поэт
 
Перевод трагедии «Оттон Великий» Джона Китса (John Keats. Otho the Great : a Tragedy in five acts) с комментариями автора перевода впервые опубликован в сборнике научных трудов «Художественный перевод и сравнительное литературоведение» (Москва, 2013. — С. 205-266)*.
_______________________
* Джон Китс. Оттон Великий : трагедия в пяти действиях : пер. и коммент. Е. Д. Фельдмана // Художественный перевод и сравнительное литературоведение : сборник научных трудов / отв. ред. Д. Н. Жаткин. — Москва : ФЛИНТА; Наука, 2013. — 278 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-9765-1760-8 (Флинта). —
ISBN 978-5-02-037942-8 (Наука).
 
 
 
→ Другие произведения автора : ВЕРСЭТИKА • Произведения
Опубликовано:
28 июля 2014 года
Текст предоставлен автором. Дата поступления текста в редакцию альманаха Эссе-клуба ОМ: 27.07.2014
 
 
Автор : Фельдман Евгений Давыдович  —  Каталог : ВЕРСЭТИKА
Все материалы, опубликованные на сайте, имеют авторов (создателей). Уверены, что это ясно и понятно всем.
Призываем всех читателей уважать труд авторов и издателей, в том числе создателей веб-страниц: при использовании текстовых, фото, аудио, видео материалов сайта рекомендуется указывать автора(ов) материала и источник информации (мнение и позиция редакции: для порядочных людей добрые отношения важнее, чем так называемое законодательство об интеллектуальной собственности, которое не является гарантией соблюдения моральных норм, но при этом является частью спекулятивной системы хозяйствования в виде нормативной базы её контрольно-разрешительного, фискального, репрессивного инструментария, технологии и механизмов осуществления).
OM ОМ ОМ программы
•  Программа TZnak
•  Дискуссионный клуб
архив ЦМК
•  Целевые программы
•  Мероприятия
•  Публикации

сетевые издания
•  Альманах Эссе-клуба ОМ
•  Бюллетень Z.ОМ
мусейон-коллекции
•  Диалоги образов
•  Доктрина бабочки
•  Следы слова
библиособрание
•  Нообиблион

специальные проекты
•  Версэтика
•  Мнемосина
•  Домен-музей А.Кутилова
•  Изборник вольный
•  Знак книги
•  Новаторство

OM
 
 
18+ Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру
лицами младше 18 лет и гражданами РФ других категорий (см. примечания).
OM
   НАВЕРХ  UPWARD