Мультипроект ОМ • Включайтесь!
2020.07.09 · 23:19 GMT · КУЛЬТУРА · НАУКА · ЭКОНОМИКА · ЭКОЛОГИЯ · ИННОВАТИКА · ЭТИКА · ЭСТЕТИКА · СИМВОЛИКА ·
Поиск : на сайте


ОМПубликацииЭссе-клуб ОМВ.В.Киктенко
2014 — В.В.Киктенко — Антология одного стихотворения — Апухтин
.
 
Альманах рукописей: от публицистики до версэ    Сетевое издание Эссе-клуба ОМ
Вячеслав Киктенко
 
АНТОЛОГИЯ ОДНОГО СТИХОТВОРЕНИЯ
Апухтин
Алексей Николаевич Апухтин известен широкому читателю более всего как певец «цветов запоздалых». Его романсы доныне очень популярны благодаря счастливому сочетанию прекрасных стихов и музыки П. И. Чайковского, друга всей его жизни – с ученической скамьи до самых последних дней. Стоит вспомнить лишь некоторые, наиболее знаменитые романсы: «День ли царит», «Ночи безумные, ночи бессонные», «Ни отзыва, ни слова, ни привета», «Забыть так скоро» и, конечно же, великую песню «Пара гнедых». Хотя это и перевод из Донаурова, но, как нередко случается с гениальными переложениями (Пушкина из Мицкевича, Лермонтова из Гёте, Гейне, Зейдлица и др.) на русской почве стихи эти стали родными – народными.
Бесспорно, одного факта неувядаемости песен и романсов Апухтина достало бы для признания его творчества явлением незаурядным. Но мне думается, что Апухтину русская поэзия обязана гораздо большим. Этот малоупоминаемый ныне поэт, вообще не бывший никогда особенно громким и не очень-то к тому стремившийся, по-видимому, почти в полном одиночестве сумел найти и мощно разработать свою «жилу», свою форму, которая столетие спустя развилась в целый стихотворный жанр, весьма активно эксплуатируемый поэтами 20-го века.
Этот жанр можно обозначить как сжатую стихотворную повесть, главную энергетику которой составляет напряжённый, остро-психологический сюжет. По родовым признакам это не поэмы, даже и не повести в классическом понимании, но скорее всего – большие сюжетные стихотворения, к жанру повести, впрочем, явно тяготеющие. Кажется, им так и не найдено единственно бесспорного поименования, чему во многом способствует сама маргинальность жанра. Тем не менее, активно используемая русскими советскими поэтами эта форма традиционно именуется поэмой. «Маленькая поэма» – настойчиво подчёркивали авторы, ни один из которых, кажется, так и не решился назвать своего предтечу – Алексея Апухтина. То ли немодным считалось в бодрые советские годы апеллировать к «упадническому» лирику, провинциалу из орловского захолустья, затворнику своей «Обломовки», то ли попросту искренне забыли о его существовании, но ни А. Тарковский, ни Д. Самойлов, ни А. Кочетков, ни В. Фёдоров, ни другие наши поэты, частенько обращавшиеся к этому жанру, так и не сослались, хотя бы с оговоркой, на своего предшественника. Впрочем, дай Бог мне ошибаться, и я просто не встретил подобных упоминаний.
 
Мало известна и проза поэта, оставшаяся после смерти в ящиках стола. «Дневники Павлика Дольского», «Архив графини Д**», «Между жизнью и смертью» – проза эта незаурядная, но, к сожалению, так и не ставшая широким общественным достоянием. А фантастический рассказ «Между жизнью и смертью» мог бы, мне кажется, заинтересовать нынешнего читателя, особенно тяготеющего к «запредельным улётам», стать своего рода культовой вещицей.
И всё же поэзия, чистая поэзия, жрецом которой был до конца дней Апухтин, – главная его сокровищница. Он многим пожертвовал, отстаивая свои взгляды, оставаясь убеждённым служителем чистого искусства, пошёл даже на разрыв с самыми знаменитыми, «прогрессивными» деятелями эпохи, ушёл из активных авторов возглавляемых ими журналов. Но остался верен себе до конца. Наверное, ещё и потому небольшой томик его стихотворений нисколько не потерял и в наши дни.
Чистота рисунка, пластичность, предельная честность перед собой, ярко эмоциональная искренность, тонко балансирующая на грани экзальтации, но никогда не переходящая этой грани – вот что и делает, на мой взгляд, из «провинциального певца аллей и усадеб» выдающегося русского лирика.
Стихотворные же повести: «Из бумаг прокурора», «С курьерским поездом», «Письмо», «Перед операцией» и, конечно, «Сумасшедший» – вершинный шедевр Апухтина, включённый в нашу антологию, – это вообще уникальный пласт в творчестве поэта. Это та неиссякаемая «жила», к которой, я убеждён, русской поэзии предстоит возвращаться снова и снова на самых различных поворотах эпох, тематически варьируясь при этом и всегда обновляясь. Благо, форма и начальные образцы жанра дают для того немалые возможности.
 
Сумасшедший
— Садитесь, я вам рад. Откиньте всякий страх,
И можете держать себя свободно, –
Я разрешаю вам… Вы знаете, на днях
Я королём был избран всенародно, –
Но это всё равно. Смущают мысль мою
Все эти почести, приветствия, поклоны…
Я день и ночь пишу законы
Для счастья подданных и очень устаю…
Как вам моя понравилась столица?
Вы из далёких стран? А, впрочем, ваши лица
Напоминают мне знакомые черты;
Как будто я встречал, имён ещё не зная,
Вас где-то там, давно…
Ах, Маша, это ты?
О, милая моя, родная, дорогая!
Ну, обними меня! как счастлив я, как рад!
И Митя… Здравствуй, милый брат!
Вы не поверите, как хорошо мне с вами,
Как мне легко теперь… Но чтò с тобой, Мари?
Как ты осунулась… страдаешь всё глазами?
Садись ко мне поближе, говори:
Что наша Оля? Всё растёт, здорова?
О, Господи, чтò дал бы я, чтоб снова
Расцеловать её, прижать к моей груди!
Ты приведешь её? Нет, нет, не приводи…
Расплачется, пожалуй, не узнает,
Как, помнишь, было раз… А ты теперь о чём
Рыдаешь? Перестань! Ты видишь: молодцом
Я стал совсем, и доктор уверяет,
Что это – лёгкий рецидив,
Что скоро всё пройдет, что нужно лишь терпенье…
О, да, я терпелив, я очень терпелив,
Но всё-таки… За чтò? В чём наше преступленье?
Что дед мой болен был, что болен был отец,
Что этим призраком меня пугали с детства, –
Так чтò ж из этого? Я мог же, наконец,
Не получить проклятого наследства!
Так много лет прошло, и жили мы с тобой
Так дружно, хорошо, и всё нам улыбалось…
Как это началось? Да, летом, в сильный зной
Мы рвали васильки, и вдруг мне показалось…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
— Да, васильки, васильки…
Много мелькало их в поле…
Помнишь, до самой реки
Мы их сбирали для Оли.

Оличка бросит цветок
В реку, головку наклонит…
„Папа, – кричит, – василёк
Мой поплывёт, не утонет!“

Я её на руки брал,
В глазки смотрел голубые.
Ножки её целовал,
Бледные ножки, худые…

Как эти дни далеки!
Долго ль томиться я буду?
Всё васильки, васильки
Красные, жёлтые – всюду…

Видишь, торчат на стене,
Слышишь, – сбегают по крыше…
Вот, подползают ко мне,
Лезут всё выше и выше;

Слышишь, – смеются они…
Боже! За чтò эти муки?
Маша! Спаси, отгони,
Крепче сожми мои руки!

Поздно! Вошли, ворвались,
Стали стеной между нами,
В голову так и впились:
Колют её лепестками…

Рвётся вся грудь от тоски…
Боже! Куда мне деваться?
Всё васильки, васильки…
Как они смеют смеяться?
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
— Однако, что же вы сидите предо мной?
Как смеете смотреть вы дерзкими глазами?
Вы избалованы моею добротой,
Но всё же я – король, и я расправлюсь с вами.
Довольно вам держать меня в плену, в тюрьме…
Для этого меня безумным вы признали, –
Так я вам докажу, что я в своём уме:
Ты мне жена, а ты – ты брат её… Чтò взяли?
Я справедлив, но строг: ты будешь казнена.
Что, не понравилось? Бледнеешь от боязни?
Что делать, милая! Недаром вся страна
Давно уж требует твоей позорной казни!
А впрочем, может быть, смягчу я приговор
И благости пример подам родному краю.
Я не за казни, нет! Все эти казни – вздор…
Я взвешу, посмотрю, подумаю… не знаю…
Эй, люди, стража, кто-нибудь!
Гони их в шею всех! мне надо
Быть одному… Вперёд же не забудь:
Сюда никто не входит без доклада!
1890 г.
 
—————— ——————
Вячеслав Киктенко
 
_______________________
1. Илл. (заставка): Алексей Николаевич Апухтин.
При увеличении: Портрет А. Н. Апухтина. 1880-е годы. Гравюра на стали с фотографии С. Л. Левицкого. (Печать: Типография Ф. А. Брокгауза в Лейпциге.)
 
 
Впервые стихотворение «Сумасшедший» А. Н. Апухтина опубликовано в журнале «Вестник Европы» за декабрь 1890 года (стр. 704-706):
Вестник Европы. 1890 год. Том 6. Книга 11-12. Ноябрь-декабрь / Михаил Стасюлевич. — Санкт-Петербург : Тип. М. М. Стасюлевича, 1890. — 1097 с.
 
 
Опубликовано (семь посмертных переизданий сборника):
Сочинения А. Н. Апухтина : С портр., факс. и биогр. очерком [Модеста Чайковского]. — 6-е изд. — Санкт-Петербург : Тип. А. С. Суворина, 1907. — XXII, 658, IV, [1] с. (2 л. портр., факс.). — 23.0×15.5 см.
 
 
→ см. — Сочинения А. Н. Апухтина (1907) — PDF : 556.7 Мб
 
ОМ
 

Опубликовано:
24 ноября 2014 года
Текст предоставлен автором. Дата поступления текста в редакцию альманаха Эссе-клуба ОМ: 10.11.2014
 
 
 
 
Автор : Киктенко Вячеслав Вячеславович  —  Каталог : В.В.Киктенко
Все материалы, опубликованные на сайте, имеют авторов (создателей). Уверены, что это ясно и понятно всем.
Призываем всех читателей уважать труд авторов и издателей, в том числе создателей веб-страниц: при использовании текстовых, фото, аудио, видео материалов сайта рекомендуется указывать автора(ов) материала и источник информации (мнение и позиция редакции: для порядочных людей добрые отношения важнее, чем так называемое законодательство об интеллектуальной собственности, которое не является гарантией соблюдения моральных норм, но при этом является частью спекулятивной системы хозяйствования в виде нормативной базы её контрольно-разрешительного, фискального, репрессивного инструментария, технологии и механизмов осуществления).
OM ОМ ОМ программы
•  Программа TZnak
•  Дискуссионный клуб
архив ЦМК
•  Целевые программы
•  Мероприятия
•  Публикации

сетевые издания
•  Альманах Эссе-клуба ОМ
•  Бюллетень Z.ОМ
мусейон-коллекции
•  Диалоги образов
•  Доктрина бабочки
•  Следы слова
библиособрание
•  Нообиблион

специальные проекты
•  Версэтика
•  Мнемосина
•  Домен-музей А.Кутилова
•  Изборник вольный
•  Знак книги
•  Новаторство

OM
 
 
18+ Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру
лицами младше 18 лет и гражданами РФ других категорий (см. примечания).
OM
   НАВЕРХ  UPWARD