Мультипроект ОМ • Включайтесь!
2020.07.04 · 19:10 GMT · КУЛЬТУРА · НАУКА · ЭКОНОМИКА · ЭКОЛОГИЯ · ИННОВАТИКА · ЭТИКА · ЭСТЕТИКА · СИМВОЛИКА ·
Поиск : на сайте


ОМПубликацииНациональные приоритеты РоссииСоциогуманитарные проблемы современности
2010 — Лизунов В.В. — Проблема нравственности и социального партнёрства в современной России (часть 1)
.
Электронная версия научного журнала
НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРИОРИТЕТЫ РОССИИ
ПОЛИТИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ И ПРОЦЕССЫ


Лизунов
Владимир Васильевич

кандидат физико-математических наук,
доцент Омского института (филиала) Российского государственного
торгово-экономического университета,
директор Омского научно-образовательного комплекса


Проблема нравственности и социального партнёрства
в современной России

• часть 1


1. Нравственный кризис

По словам Президента Российской Федерации Д.А.Медведева, в настоящее время «в российском обществе потеряны нравственные ориентиры». Мы видим, в чём это выражается:
- отсутствуют социально контролируемые нравственные нормы на телевидении;
- широко известны «моральные» установки многих политиков и газет;
- в обществе практически потеряны понятия чести и достоинства;
- личная совесть оказывается недейственной без социальных норм;
- очевидна массовая нравственная деградация культуры;
- усиливается манипуляция сознанием людей и т.д.
Нравственность в широком смысле – это особая форма общественного сознания и вид общественных отношений.
Нравственность в узком смысле – это совокупность принципов и норм поведения людей по отношению друг к другу и обществу.
Нравственность представляет собой ценностную структуру сознания, общественно необходимый способ регуляции действий человека во всех сферах жизни, включая труд, быт и отношение к окружающей среде.
Словари определяют мораль (нравственность) (лат. мoralis – нравственный, mores – нравы) как тип регуляции отношений людей, направленный на их гуманизацию; совокупность принятых в том или ином социальном организме норм поведения, общения и взаимоотношений.
В любом человеческом сообществе есть необходимость в согласовании форм жизнедеятельности и достижения различных целей. В отличие от жёстко фиксированных форм регуляции (правовая, религиозная и др.), мораль выступает в качестве «неписаного закона», эффективно реализуя свою регулятивную функцию.
В настоящее время социальное расслоение в России достигло немыслимых размеров. Децильный коэффициент (отношение уровня жизни 10 % самых богатых к уровню жизни 10 % самых бедных граждан) в цивилизованных странах не превышает значения 8-9. В России по данным, помещённым в сети Интернет, он в 2000 году был равен 24. А в последние годы, вероятно, вообще перестал рассчитываться.
В отношении к отодвинутой от «праздника жизни» половины населения России политическая и экономическая элита, официальная культура и «гламурный слой» ведут себя как в отношении к низшей расе. Происходит практическое устранение из массового сознания чувства сострадания к людям. Привычны стали статистика погибших и пострадавших, сообщения о «зачистках», в качестве героев сериалов выступают киллеры, романтизированные и даже эстетизированные бандиты. Вслед за ставшими классическими фильмами американского кинематографа, превратившими разборки чикагской мафии в национальный эпос, отечественное кино романтизирует наших доморощенных бандитов. Киногерой в прошлом «солнечного мальчика» – Сергея Безрукова – Саша Белый и его «бригада» послужили в наше «смутное время» (потери нравственных ориентиров) прообразом десятков реальных банд в российских регионах.
А.И.Солженицын говорил, что нация находится «в состоянии глубокого обморока». Конечно, это преувеличение. Но в какой степени нация осознаёт, что с ней происходит?
Методы управления и ведения бизнеса (предпринимательства) откровенно заимствуются из военных действий и политики – «любой ценой». Экономическая эффективность полностью доминирует над почти забытыми социальной, психологической, нравственной, правовой, экологической и прочими составляющими управления.
Манипуляция сознанием персонала в организациях и все виды принуждения стали более предпочтительными, чем мотивация, стимулирование и убеждение. Изощрённое и корыстно ориентированное «рефлексивное управление», экзотические китайские стратагемы и суггестивные речевые методики изучаются предпринимателями и применяются в управлении с помощью квалифицированных психологов. Физическое устранение конкурентов, а также более цивилизованное – с помощью «оргресурса», неправовой перехват корпоративного контроля – «рейдерство», судебная преступность, наркобизнес, проституция, нелегальная миграция, торговля людьми, целевой подбор компромата и информационная война давно стали привычными. Одной из важнейших российских проблем, стоящих перед обществом и органами власти, является проблема коррупции, которая достигла таких масштабов, что стала мощным фактором дестабилизации и существенно влияет на уровень социального и политического существования страны, значительно тормозит её экономическое развитие.
В результате революций, радикальных реформ и нынешнего экономического кризиса Россия терпит крупнейшее национальное бедствие в мировой истории, которое носит поистине  катастрофический  характер. При этом анализ российских социальных катастроф показывает, что большую роль в них играет кризис отношений между обществом, властью и бизнес-сообществом [1].


2. Проблема социального партнёрства

В начале ХХ века экономический потенциал России был практически равен американскому и прогноз развития был исключительно благоприятным. Однако в условиях назревавшего мирового кризиса рос конфликт между интересами рвавшегося к власти бизнеса, нередко финансировавшего террористов, и властью, стремившейся в лице политической сословной элиты сохранить за собой монопольное право распоряжаться землёй и недрами. Народ же, одинаково негативно относился и к власти, использовавшей репрессивные меры, и к молодой нарождавшейся бизнес-элите – за склонность к неумеренной роскоши. Результатом стало крушение государства и кровопролитная гражданская война как выражение столкновения общества и тоталитарной власти.
В советское время планово-директивная экономика до определённого уровня могла удовлетворять растущие социальные стандарты качества жизни. Когда хозяйственный механизм оказался неспособным их удовлетворять, конфликт между обществом и властью вылился в новый кризис и события 1991-1993 годов.
Авторы работы [1] полагают, что в основе разрушения социализма лежала неспособность социалистической системы создать стимулы для завершения модернизации и вступления России в постиндустриальную стадию развития. Неэффективной в России оказалась не только административно-распределительная экономика, но и сам сложившийся социально-культурный тип целостности российского общества. Нежизнеспособными оказались не только авторитарная власть, но и имперский тип системной национальной интеграции.
Процесс реформирования на всех его стадиях, начиная с апреля 1984 года и по настоящий момент, протекал при ведущей роли власти и под её контролем. Как правило, традиционным ответом России на вызовы времени всегда было усиление власти, то есть использование насилия. Парадокс современности же заключается именно в том, что, как и прежде, всё ещё нельзя без насилия, но и многое уже невозможно с насилием. В настоящее время власть в целях реформирования общества должна формировать те или иные условия (и определять пределы свободы) для развития хозяйства и гражданского общества. Если политическая элита, не добившись успеха в этом направлении, будет «кроить» общество и бизнес под свои интересы, это будет означать возврат к насилию как инструменту решения политических, экономических и социальных задач. В настоящее время крайне необходим переход российского общества в новое качество, в котором три главные силы развития – власть, народ и бизнес, вступят, наконец, в полноценное и полномасштабное социальное партнёрство. Результатом отказа от решения этой проблемы может стать распад России как единого многонационального государства со всеми вытекающими из этого последствиями для населения и мирового сообщества.

Актуальной и эффективной формой социального партнёрства является согласование интересов, разработка стратегических концепций и планов социально-экономического развития территорий, которая стала в ХХ веке необходимой для многих городов и регионов мира вследствие значительных изменений условий хозяйственного освоения планеты. Особую значимость он приобретает для России в современных социально-экономических и геополитических условиях, поскольку только на его основе органы управления и общественность смогут не просто выработать антикризисные меры, но и определить (с учётом потребностей населения, заинтересованных сторон и стратегических партнёров) судьбу своей территории в долгосрочной перспективе.
Вопросы стратегического планирования и управления для человечества на пороге третьего тысячелетия оказались тесно связанными с проблемами устойчивого развития регионов и цивилизации в целом. Рассмотренные мировым сообществом на конференциях ООН в Рио-де-Жанейро в 1992 и 1997 годах и на Всемирном саммите в Йоханнесбурге в августе-сентябре 2002 года, они предполагают сбалансированное развитие трёх составляющих: природы, общества и экономики. Наряду с экономическими и социальными рассматриваются экологические аспекты, которые все требуют системного подхода. Эти подходы необходимы для устранения неравномерностей и диспропорций в развитии, которые ведут к обострению кризисных ситуаций.
Опыт стратегического планирования позволяет выделить несколько основных положений, имеющих важное значение для городского сообщества:
1) стратегический план служит современным вариантом общественного договора, заключаемого между всеми участниками городского сообщества;
2) концепция и стратегический план выступают документами, с которыми согласуются все серьёзные решения, принимаемые органами власти, представителями деловых кругов, городским сообществом, инвесторами;
3) концепция и стратегический план способствуют формированию представлений о городе, как о целостной многофункциональной системе с потенциалом саморазвития;
4) стратегическое планирование является механизмом для привлечения инвестиций;
5) стратегическое планирование – необходимое условие повышения имиджа города.

В г. Омске в период с 1999 по 2002 годы по инициативе Омского Дома учёных творческой группой специалистов была разработана «Концепция стратегического развития г. Омска», в которой был учтён опыт создания стратегических планов и концепций ряда российских городов: Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Новосибирска, Екатеринбурга, Тольятти, Череповца, программы «Евроград-21» и др. Она завершает более чем десятилетний отрезок в истории города Омска, связанный с попытками городского сообщества самоопределиться в выборе долгосрочной стратегии [2]. В 1999 году были выделены три стратегии развития города: инерционный, промышленного развития, многофункциональный. В том же году проект Концепции был рассмотрен на общегородской конференции с участием представителей других городов и регионов, Евросоюза, Государственной думы и федеральных министерств и получил одобрение и поддержку.
В декабре 2002 года окончательный вариант Концепции был представлен общественности и рассмотрен на конференции в администрации Омской области. В нём излагаются основные методологические и системные принципы Концепции, формулируется миссия города, проводится анализ современного состояния и перспектив развития Омска, описывается комплексная стратегия его развития: «Омск – ведущий многоотраслевой, деловой и культурный центр Сибири», приводятся рекомендации по реализации Концепции. Были учтены многочисленные замечания и дополнения специалистов органов управления и различных организаций. Концепция служит основой для формирования системы стратегического управления города Омска, разработки стратегического плана, а также генерального плана развития города. Положительный результат в этих процессах достигается только при тесном сотрудничестве основных субъектов – стратегических партнёров: властных структур, бизнеса, промышленности, науки, образования и населения.
То есть, город должен быть корпорацией, объединяющей всех горожан для гуманитарного, экологического и экономически сбалансированного развития территории. При формировании и реализации стратегии развития города выявляются различные ресурсы, моделируются варианты городского развития, определяются «точки роста» и «чёрные дыры» в экономике и социальной сфере, обеспечивается взаимодействие субъектов городского сообщества, формируются механизмы организации населения. Разработка и реализация концепции основываются на следующих группах принципов:

Принципы социального партнёрства:
Гражданское согласие и мотивация населения. Предусматривает широкое предоставление объективной информации горожанам о содержании Концепции и ходе работ по её реализации, обсуждение и общественная экспертиза.
Баланс интересов, стратегическое партнёрство. Нацеливает на согласование позиций и действий стратегических партнёров и участников процессов, определяющих развитие города (включая социальные группы, общественные объединения, различные уровни управления и т. д.).
Легитимность. Ориентация законотворчества города и области на представленные в документе перспективы развития Омска.
Ответственность. Предполагает создание процедуры распределения ответственности за исполнение положений документа между органами местного самоуправления, стратегическими партнёрами и конкретными исполнителями.

Принципы, связанные с управлением городским развитием:
Целенаправленность. Все положения Концепции увязываются с целями, задачами, миссией города и направлены на их реализацию.
Комплексность. Учитываются принципы и механизмы, по которым важнейшие функции и структурные элементы города связаны между собой.
Иерархичность. Город рассматривается как целостность, встроенная в субъект федерации, регион, федеральный округ, страну и мировое сообщество. Одновременно Омск представляется иерархической системой, где протекают организационные и управляющие взаимодействия вертикального и горизонтального характера.
Многофункциональность и многовариантность. Город Омск представляет собой многофункциональную систему, в которой разные функции подсистем имеют различные веса, которые меняются с течением времени. Устойчивое развитие города достигается только при согласовании важнейших его функций.
Адаптивность и минимизация рисков. Учёт возможности изменения внутренней и внешней среды. Стратегия развития города должна повысить адаптивные свойства городских систем. Проведение оценки различных потерь, которые могут возникнуть в процессе реализации Концепции.
Превентивность. Включение мероприятий, нацеленных на предотвращение негативных процессов и угроз.
Мониторинг. Постоянный контроль реализации и корректировка разработанных в Концепции положений.

Принципы, обеспечивающие саморазвитие города:
Интеграция и аккумуляция потенциала развития. В Концепцию закладываются механизмы привлечения внутренних и внешних по отношению к городу ресурсов, их концентрация на решении приоритетных задач (партнёрство, инновационный и коммуникативный потенциал и т.п.).
Мотивация и стимулирование. Применяются виды деятельности, обеспечивающие формирование и использование в качестве ресурса различных проявлений инициативы физических, юридических лиц и органов управления.
Перманентный успех. При реализации Концепции поэтапно включаются быстро и эффективно выполняемые мероприятия, которые показывают реальность претворения в жизнь планов стратегического развития. Эти мероприятия необходимо широко пропагандировать в СМИ.
Ориентация на человека и семью. Точкой приложения ряда проектов стратегического развития города должна выступить семья как базовая ячейка общества, выполняющая многочисленные функции. При этом следует учитывать демографические факторы и социологическую информацию [2].

Однако на пути реализации стратегий, формирования гражданского общества и достижения общественного согласия в России имеются значительные трудности.


3. Опасность бессубъектности в России

Причиной нарастающего потока угроз безопасности России в условиях богатейших запасов природных ресурсов, относительно высокого уровня технологий и высочайшего интеллектуального потенциала, ряд социальных психологов считает рефлексивные особенности российского общественного сознания [3].
В основном, это неспособность нации осознать и рационально «исправлять» пути своего развития вследствие доминирования социальных процессов неосознанного характера (скорее «коллективного бессознательного», чем «глубокого обморока»). И в настоящее время в результате радикальных реформ произошла «системная дезорганизация» государства и общества в целом. Известный отечественный методолог и философ В.Е.Лепский среди признаков системной дезорганизации России указывает [4]:
- государство не является чётко выраженным субъектом управления и развития, не сформировало стратегию развития (понимаемую и принимаемую большей частью населения), не обеспечило нормальные условия жизни своим гражданам, не обеспечило соблюдение основных конституционных прав;
- существенную роль в управлении всеми сферами общественной жизни играют коррумпированные чиновники, криминал и другие асоциальные элементы;
- «средний класс» и элиты атрофированы, дезорганизованы, не включены в реальные механизмы управления и развития;
- политические партии и движения в основной своей массе имеют бутафорский характер;
- общественные (не политические) образования слабо организованы и практически не влияют на социальные процессы;
- граждане в подавляющем большинстве социально пассивны, имеют трудноразрешимые проблемы с самоидентификацией (государственной, этнической, семейной и др.).
Поскольку «бессубъектность» определяется главной болезнью России и его вирусом заражено государство, этносы, различные типы сообществ, индивидуумы, то необходимо принимать экстренные меры по повышению степени организованности государства и одновременно становлению гражданского общества в России. Такого рода процессы надо осознавать, планировать и организовывать, а не надеяться на естественное их развёртывание, как это было с рыночной экономикой.
Преодоление бессубъектности России В.Е.Лепский и группа учёных Института человека РАН связывает с решением следующих первоочередных задач:
- разработка моделей идеальных субъектов с учётом российских традиций, цивилизационных отношений и системных требований к достижению устойчивых состояний в планетарном масштабе (в этих целях введено понятие «стратегический субъект» и определены его основные свойства, а также разработаны концепции «человеческого потенциала»;
- стимулирование становления, поддержки и формирования сетевой организации стратегической элиты России, встраивание её в реальные механизмы государственного и общественного управления (как один из вариантов предложен проект «Клуб стратегической элиты»);
- создание сети государственных и негосударственных организаций типа «фабрик мысли», способных квалифицированно решать аналитические, экспертные и проектные задачи стратегического планирования и управления;
- поиск инновационных «системообразующих идей» для стимулирования процессов становления всех типов стратегических субъектов;
- повышение культуры россиян в сфере стратегического управления;
- создание механизмов реальной включённости граждан и общественных образований в процессы контроля над государством и управления Россией;
- формирование информационной среды становления и поддержки гражданского общества в России.
Выход России из состояния «системной дезорганизации» связан с развитием рефлексивных качеств и процессов, решением проблемы становления системы стратегических субъектов: общества в целом, государства, различных элит, сообществ, активных граждан, а также созданием новых высоких гуманитарных технологий, в том числе – обеспечивающих баланс интересов и гражданское согласие, консолидацию всех здоровых общественных сил.
Процессы, проходящие в России в этих направлениях, дают положительные результаты и позволяют надеяться на дальнейшие успехи [5].

→ продолжение статьи: часть 2

___________________________
1. НП «Экономическая экспертная группа». Общество, бизнес, власть // Альманах ассоциации независимых центров экономического анализа (2002-2005 гг.). – 2005. – Выпуск 10, октябрь. – С. 203-221.
2. Карпов В. В. Концепция стратегического развития города Омска / В. В. Карпов, А. А. Колоколов, В. М. Лебедев, В. В. Лизунов и др. / Администрация города Омска. – Омск: 2002. – 100 с.
3. Лепский В. Е. «Бессубъектность» – главный источник угроз безопасности и развития России / В. Е. Лепский, Н. И. Архипова, В. В. Кульба // Проблемы управления безопасностью сложных систем: Тр. Х Междунар. конф. (Москва, декабрь 2002 г.). – Часть 1. – М.: изд-во РГГУ, ИД «МПА-Пресс». – С.79-81.
4. Лепский В. Е. Глобальное информационное общество и информационная безопасность России: проблема становления стратегических субъектов: матер. «Круглого стола» (Москва, Институт Европы РАН, 21 марта 2001 г.) / В. Е. Лепский. – М., 2001.
5. Аршинов В. И. Cтановление субъектности российской цивилизации: философия и постнеклассический анализ / В. И. Аршинов, В. А. Буров, В. Е. Лепский // Рефлексивные процессы и управление: тез. V Междунар. симпоз. (Москва, 11-13 октября 2005 г). – М.: Институт философии РАН, 2005. – С. 23-25.
6. Лепский В. Е. Где искать истоки демографического кризиса? / В. Е. Лепский, В. А. Лефевр // Независимая газета. – 2000, 22 ноября.
7. Лефевр В. А. Конфликтующие структуры / В. А. Лефевр. – М.: Советское радио, 1973.
8. Марача В. Г. Рефлексивное управление общественными изменениями и социокультурные институты [Электронный ресурс] / В. Г. Марача. – Режим доступа: http://www.fondgp.ru/lib/mmk/41.
9. Попов С. В. Методология организации общественных изменений / С. В. Попов // Кентавр. – 2001.
10. Шампань П. «Делать мнение»: новая политическая игра / П. Шампань. – М.: Socio-Logos, 1997.
11. Марача В. Г. Исследование мышления в ММК и самоорганизация методолога: семиотические и институциональные предпосылки / В. Г. Марача // Кентавр. – 1997. – С. 10-11.
12. Ориу М. Основы публичного права / М. Ориу. – М.: Изд-во Коммунистической академии, 1929.
13. Мусхелишвили Н. Л. Ценностная рефлексия и конфликты в разделенном обществе / Н. Л. Мусхелишвили, В. М. Сергеев, Ю. А. Шрейдер // Вопросы философии. – 1996. – № 11. – С. 6-7.
14. Матюхин А. А. Государство в сфере права: институциональный подход / А. А. Матюхин. – Алматы: Высшая школа права «Адилет», 2000.
15. Заварзин Г. А. Анти-рынок в природе / Г. А. Заварзин // Природа, 1995. – № 3. – С.46-60.
16. Лизунов В. В. Проблемы рынка и необходимость нового мировоззрения / В. В. Лизунов. – Омск: Курьер, 2000. – 20 с.

© В.В. Лизунов, 2010



УДК 17.02
Дата поступления статьи в редакцию: 10.02.2010
Опубликовано:

Научный журнал «Национальные приоритеты России»№ 1(3) • 2010

 
 
Автор : Лизунов Владимир Васильевич  —  Каталог : Социогуманитарные проблемы современности
Все материалы, опубликованные на сайте, имеют авторов (создателей). Уверены, что это ясно и понятно всем.
Призываем всех читателей уважать труд авторов и издателей, в том числе создателей веб-страниц: при использовании текстовых, фото, аудио, видео материалов сайта рекомендуется указывать автора(ов) материала и источник информации (мнение и позиция редакции: для порядочных людей добрые отношения важнее, чем так называемое законодательство об интеллектуальной собственности, которое не является гарантией соблюдения моральных норм, но при этом является частью спекулятивной системы хозяйствования в виде нормативной базы её контрольно-разрешительного, фискального, репрессивного инструментария, технологии и механизмов осуществления).
OM ОМ ОМ программы
•  Программа TZnak
•  Дискуссионный клуб
архив ЦМК
•  Целевые программы
•  Мероприятия
•  Публикации

сетевые издания
•  Альманах Эссе-клуба ОМ
•  Бюллетень Z.ОМ
мусейон-коллекции
•  Диалоги образов
•  Доктрина бабочки
•  Следы слова
библиособрание
•  Нообиблион

специальные проекты
•  Версэтика
•  Мнемосина
•  Домен-музей А.Кутилова
•  Изборник вольный
•  Знак книги
•  Новаторство

OM
 
 
18+ Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру
лицами младше 18 лет и гражданами РФ других категорий (см. примечания).
OM
   НАВЕРХ  UPWARD