Мультипроект ОМ • Включайтесь!
2020.07.04 · 20:58 GMT · КУЛЬТУРА · НАУКА · ЭКОНОМИКА · ЭКОЛОГИЯ · ИННОВАТИКА · ЭТИКА · ЭСТЕТИКА · СИМВОЛИКА ·
Поиск : на сайте


ОМПубликацииИнноватикаИнтеллектуальные права
2008 — Романенко М.А. — Проблема правовой регламентации охраны авторских прав в сфере программного обеспечения
.


Романенко 
Михаил Алексеевич
кандидат юридических наук,
старший преподаватель кафедры уголовного процесса и криминалистки
юридического факультета
ГОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского»







Проблема правовой регламентации 
охраны авторских прав 
в сфере программного обеспечения

Общественные отношения, возникающие в связи с использованием и правовой охраной программного обеспечения, имеют относительно непродолжительную историю и носят противоречивый характер. Объясняется это, с одной стороны, тем, что программы для ЭВМ являются достижением конца ХХ в., а с другой – неоднозначностью подходов к решению проблем в рассматриваемой сфере.
На международной арене моментом зарождения существующих форм охраны программного обеспечения можно считать середину 60-х гг. прошлого столетия. В мае 1964 г. Ведомство США по охране авторских прав объявило о приеме программ для ЭВМ на регистрацию. Несмотря на сомнительность этой процедуры, с 1964 по 1966 гг. было зарегистрировано 52 подобные программы.
К тому времени возникла трудноразрешимая юридическая проблема охраны авторских прав в виде двойного подхода к защите программного обеспечения – авторским либо патентным правом. В связи с этим ООН в 1970 г. обратилась к Всемирной организации по интеллектуальной собственности (далее – ВОИС) с просьбой изучить вопросы, связанные с защитой программного обеспечения, и сформировать предложения по совершенствованию законодательства в этой сфере. После семи лет исследований было предложено осуществлять охрану программ для ЭВМ на основе законодательства об авторском праве.
Преимущество такого выбора, с позиций охраны программного обеспечения, заключалось в том, что авторское право на программу возникает в силу ее создания, тогда как патент на изобретение – лишь после процедуры регистрации. Такой подход в полной мере оправдал себя и в начале XXI в., поскольку сегодня устройства и способы копирования совершенствуются исключительно динамично, тем самым обостряя проблему неправомерного использования программного обеспечения.
С момента вступления в силу нового закона об авторском праве в январе 1978 г. и по сей день охрана программного обеспечения в США однозначно осуществляется на основе норм об авторском праве.

В отечественном законодательстве разрешение проблемы охраны авторских прав в сфере программного обеспечения имеет более длительный срок. Споры, возникающие в этой сфере, когда-то регулировала Государственная научно-техническая экспертиза, куда входил контрольный совет научно-технической экспертизы, уполномоченный выдавать авторские свидетельства. Первые из них были выданы в середине 60-х гг. Любопытно, что на тот момент в СССР защита программ для ЭВМ осуществлялась на основе патентного законодательства.
Впервые на законодательном уровне статус программного обеспечения был закреплен в Разъяснениях Государственного комитета Совета Министров СССР по делам изобретений и открытий от 13 ноября 1975 г. № 4, которым узаконена защита программ для ЭВМ изобретательским правом. В названном документе указывалось, что к объектам вычислительной техники могли быть отнесены: 
– устройства, характеризуемые конструктивными признаками, в том числе такими, наличие которых определяется особенностями алгоритма, обусловливающего организацию и распределение ресурсов ЭВМ;
– способы, характеризуемые выполнением в определенной последовательности ряда действий над материальными носителями информации с помощью материальных объектов (под материальными носителями информации понимались объекты, на которых зафиксирована информация – магнитные ленты, магнитные диски и т. д.). 
В 1979 г. была создана Единая система Государственного фонда алгоритмов и программ (далее – ГосФАП) на основе отраслевых и территориальных фондов. Региональные фонды должны были заниматься накоплением программ для ЭВМ, разрабатываемых государственными предприятиями, и осуществлять над ними оперативное управление. У ГосФАП были полномочия делать неограниченное количество копий по заявкам третьих лиц за условную плату, изменять содержание программ и проводить иные действия без согласования с разработчиками, а в последующем – и выплаты им соответствующего вознаграждения.
Для приема программного обеспечения в фонд необходимо было провести экспертизу на предмет исключения подобия другим программам, для чего был введен термин «прототип программного средства» – наиболее близкий к данному программному средству аналог, совпадающий с ним по наибольшему количеству существенных признаков или по основному признаку. Экспертиза проводилась в трех направлениях: на работоспособность, новизну и типичность. В связи с представленными способами охраны авторских прав на программное обеспечение полагаем, что интересы разработчиков программного обеспечения государством на тот период практически не учитывались. 
Переломным моментом в проблеме охраны авторских прав в сфере программного обеспечения в СССР можно считать февраль 1984 г., когда было принято Постановление Государственного комитета по науке и технологиям, на основании которого программы ЭВМ приравниваются к объектам новой техники. Это нововведение позволяло разработчикам программного обеспечения получать денежное вознаграждение до шести окладов в год. 
Именно в данном Постановлении впервые официально определено понятие «программный продукт», которое впоследствии было включено в ГОСТ 28806-90 «Качество программных средств. Термины и определения». Однако, как и прежде, охрана программного обеспечения регулировалась патентным правом, что не совсем отвечало интересам разработчиков.

Впервые охрана авторских прав на программы для ЭВМ была зафиксирована на нормативном уровне в Положении об учете и охране авторских прав разработчиков программных средств вычислительной техники и информатики, утвержденном Постановлением Государственного комитета СССР по вычислительной технике и информатике (далее – ГКВТИ) СССР от 29 июля 1988 г. В Положении определялись права автора программных средств вычислительной техники (личные неимущественные права), рассматривались вопросы использования, воспроизведения и распространения программных средств вычислительной техники и информатики (имущественные права). Но и в данном случае реализация прав разработчиков программ для ЭВМ не была обеспечена в той мере, чтобы до конца отвечать их интересам. Основной причиной этому послужили внутриведомственный характер и явный гражданско-правовой оттенок указанного Постановления.
Среди научных исследований того времени, относящихся к проблеме охраны авторских прав на программное обеспечение, можно выделить результаты работы специализированного научно-производственного объединения (далее – СНПО) «Алгоритм», в которых сформулировано новое положение о правовой охране программ для ЭВМ как объектов авторского права. Новое положение в наибольшей степени отвечало принципам международного законодательства в сфере охраны авторских прав на программное обеспечение и могло быть успешно интегрировано в нормативную базу СССР, однако этому суждено было случиться лишь после смены политического режима. Данные изменения нашли отражение в Законе Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. № 3523-1 «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных». Примечательно, что этот нормативный акт был принят годом раньше Закона Российской Федерации от 9 июля 1993 г. № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах», который впоследствии обрел бóльшую юридическую силу.
Анализируя вышеизложенное в аспекте проблем охраны авторских прав в сфере программного обеспечения, можно сделать следующие выводы:
1. Государственная собственность на программные продукты в СССР, отсутствие материальной заинтересованности разработчиков программного обеспечения сформировали равнодушное отношение к защите объектов интеллектуальной собственности.
2. Программному обеспечению в СССР не предоставлялась охрана на законодательном уровне, в том числе и в уголовно-правовой сфере, в результате чего объективно отсутствовали предпосылки для формирования учения об уголовно-правовой охране программных продуктов. 
3. Неопределенность подходов к охране программных продуктов и затянувшееся формирование законодательства в этой сфере прямо привели общество к проявлениям правового нигилизма в данной сфере, что, в свою очередь, повлекло индифферентное отношение граждан в отношении правомерного использования программ ЭВМ.
 

Опубликовано:
Правовая гарантия • информационно-аналитический журнал • № 9 (26) октябрь 2008
рубрика «Омская марка. Интеллектуальная собственность»

 
 
Автор : Романенко Михаил Алексеевич  —  Каталог : Интеллектуальные права
Все материалы, опубликованные на сайте, имеют авторов (создателей). Уверены, что это ясно и понятно всем.
Призываем всех читателей уважать труд авторов и издателей, в том числе создателей веб-страниц: при использовании текстовых, фото, аудио, видео материалов сайта рекомендуется указывать автора(ов) материала и источник информации (мнение и позиция редакции: для порядочных людей добрые отношения важнее, чем так называемое законодательство об интеллектуальной собственности, которое не является гарантией соблюдения моральных норм, но при этом является частью спекулятивной системы хозяйствования в виде нормативной базы её контрольно-разрешительного, фискального, репрессивного инструментария, технологии и механизмов осуществления).
OM ОМ ОМ программы
•  Программа TZnak
•  Дискуссионный клуб
архив ЦМК
•  Целевые программы
•  Мероприятия
•  Публикации

сетевые издания
•  Альманах Эссе-клуба ОМ
•  Бюллетень Z.ОМ
мусейон-коллекции
•  Диалоги образов
•  Доктрина бабочки
•  Следы слова
библиособрание
•  Нообиблион

специальные проекты
•  Версэтика
•  Мнемосина
•  Домен-музей А.Кутилова
•  Изборник вольный
•  Знак книги
•  Новаторство

OM
 
 
18+ Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру
лицами младше 18 лет и гражданами РФ других категорий (см. примечания).
OM
   НАВЕРХ  UPWARD