Мультипроект ОМ • Включайтесь!
2020.07.04 · 22:27 GMT · КУЛЬТУРА · НАУКА · ЭКОНОМИКА · ЭКОЛОГИЯ · ИННОВАТИКА · ЭТИКА · ЭСТЕТИКА · СИМВОЛИКА ·
Поиск : на сайте


ОМПубликацииЭссе-клуб ОМВЕРСЭТИKА
ВЕРСЭТИKА — Г.И.Гуркин (Григорий Чорос-Гуркин) — Алтай (Плач алтайца на чужбине)
.
Альманах рукописей: от публицистики до версэ  Сетевое издание Эссе-клуба ОМ
ЭК Григорий Чорос-Гуркин(1870–1937)
ВЕРСЭТИKАVERSETHICS
VE
Алтай
(Плач алтайца на чужбине) *
Далеко, далеко на чужбине я от тебя, мой милый, мой дорогой Алтай! За сотни, за тысячи вёрст! Я здесь один, я им чужой и мне чужда их природа. Их шум, толкотня и блеск надоели мне. Мне скучно здесь, мне грустно! И меня зовёт и манит туда – к тебе, мой любимый, славный Алтай. Туда – к тебе, на простор, на свободу.
Ты, чудный и славный, всегда стоишь в моём воображении. Твои цепи гор с лёгкою дымкой и прозрачными белкáми[1], как загадочный мираж влекут меня к тебе и твоё имя „Алтай“ так мило и так дорого звучит здесь для меня. И как много в этом слове своего, близкого, родного!
Есть другие знаменитые горы, но ты, Алтай, что можешь иметь с ними общего? Ты не так величествен и пышен как другие горы, но ты девствен, угрюм и нелюдим. В тебе своя красота, своя прелесть. Ты поражаешь своей нетронутостью. Ты как бы бежишь от очей культурных людей. Ты скромен и любишь одиночество! Ты как могучий зелёный кедр, который растёт вдали от многолюдных сёл и городов, тебе не по душе суета и толкотня людская. Какими красками опишу тебя, мой славный Алтай? и какою линией очерчу твой стан? Уподоблю тебя могучему зелёному кедру! Вот он, могучий и пышный, широко разросся во всю ширь и мощь: удало развернул свои ветви на свободе! Крепко цепляясь корнями по расселинам чёрных скал, взбежал он до грани холодных белков. И там, на просторе, вблизи вечных снегов, где одни лишь туманы гуляют, там он любит, свободно качаясь по ветру, вести с буйным ветром беседу. Таков ты, мой любимый Алтай! Люблю тебя за то, что ты угрюмо и грозно веками хранишь свои тайны. Под утёсами, под курганами, да по дымным юртам раскидал ты свои легенды-сказания! С горы на гору, через бурные реки переносятся твои песни про старину глубокую.
О, мой Алтай! Когда я всхожу на твои высокие хребты, как плети, раскинувшиеся по голубому небу, и оттуда, с высоты гляжу на твои голубые ущелья, ты встаёшь передо мной мощный, нетронутый, первобытный! Чудная картина!
Я как бы вижу первый день мироздания! Когда после векового мрака ты, хан*1 Алтай, впервые был освещён восходящим солнцем, как загорелись тогда твои причудливые скалы и как заблистали тогда твои изумрудные ледники! Как зацвело и затрепетало всё вокруг, сливаясь в одну сплошную музыку, в один нескончаемый чудный аккорд. И ты, дивный хан-Алтай, тогда прославил своего Творца. Природа ликовала, и, я думаю, творец твой Ульгень сам тогда любовался твоей красотой. Божественная песнь, как власяная струна, прозвучала тогда и исполнила тебя музыкой, музыкой природы, громом водопадов и грохотом бурных рек. И полилась та музыка через горы и стремнины, через цветущие и благовонные долины. Взбивая пену о громадные камни, неслася бурливая красавица Катунь. Шумели водопады, окрашиваясь радугой и серебряными нитями обвивая уступы скал твоих, хан-Алтай! Все звери и птицы находили тогда приют на горах твоих; стада благородных оленей взбегали с долины на утёсы и там вместе с бурой медведицей паслись на свободе. Везде была свобода.
Но творец твой Ульгень*2 знал, что не всегда будет так. Знал он, что многое утратит красота твоя. Он знал, что его люди, алтайцы, будут угнетены другим народом, которому чужд Алтай. Он знал, что вся эта красота и всё богатство Алтая станет достоянием пришельцев. Он знал, что его алтаец, этот скромный хозяин и хранитель алтайских ущелий и преданий скоро будет вытеснен из зеленеющих долин на сухие, выжженные солнцем утёсы. Придут другие, и у его сына, алтайца, отнимут его собственность. Отнимут обработанную им землю, его луга и его пастбища, раскопают и вынут из гор золото, и чудные благовонные леса повырубят и повыжгут.
Всё это знал Ульгень и потому вдохнул он в сынов Алтая таинственный культ. Всё милое и дорогое схоронил он в недрах Алтая. И стражей над этою тайной поставил сурового Эрлика*3, которому подчинил всех горных духов, а посредником между ним и людьми поставил шамана.
Ульгень дал алтайцу способность жить, как живёт орёл на утёсах и кручах скал. Он дал ему отвагу, закалил ему сердце, чтобы он без страха ходил над зияющей бездной; наделил его зрением сокола, зрением, различающим предметы на расстоянии нескольких вёрст.
И с тех пор алтаец свободен, как птица. Гордо, как орёл, с пренебрежением глядит он на богатство многолюдных городов, на дворцы этих жалких людей, рабов золота и утончённой роскоши. И если бы алтайцу дали всё это богатство, он бежал бы, как птица бежит от золотой клетки.
Ещё один дар Ульгень дал алтайцу – петь о красоте своих гор; дал ему камень-талисман, чтобы он этим камнем мог начертать образ своих царей-гор и их красавиц-дочерей: «Санэпъ тюрь, баламъ!»*4 – сказал он. И вот простая струна из волос конской гривы, натянутая на обрубок кедрового пня, превратилась в руках певца в золотую. Струна зазвенела, полились звуки – заунывные, надрывающие, щемящие душу.
И сказал Ульгень-Алтай: «Иди, сын мой, по аилам*5 и по юртам, играя песнь тоски о когда-то цветущем и богатом Алтае и научи мой народ, чтобы он сам слагал песни о красоте моего творения. Взбираясь на верхи гор и на карнизы утёсов, подслушай их тайны. Прислушайся к шуму водопадов и когда поймёшь их язык, переложи хотя сотую часть их тайн на свою золотую струну, и пойди к народу, который не знает тебя, и пропой ему про Алтай, про красоту гор и долин. Много у меня, Алтая, золота и драгоценных камней, но тебя, сын мой, снаряжу я нищим. Топшуур*6 и золотая струна с тобой неразлучны! Жалким, диким и в бедном рубище, предстанешь ты и будешь петь им; золотая струна на твоём инструменте будет смущать их.
«Почему, скажут они, человек-дикарь в рубище, а струна его золотая? И какая непонятная, тоскливая песня eгo! Мы должны плакать, когда мы сотворены нашим Богом, чтобы веселиться и проводить жизнь в наслаждении? И что он здесь ходит? не высматривает ли он чего украсть у нас? И не колдун ли он? Отнимем у него инструмент с золотою струною и самого вытолкаем за ворота нашего дома.»
И если будет тебе так, то, радуясь, иди ко мне обратно в горы. Там встречу я тебя и обласкаю.
И будет тогда ликовать Алтай. Он будет рад, что тайны его живут в курганах и корумах[2], что реки его шумят так же бурно, ледники блестят по-прежнему и туманы, сгущаясь, закрывают его могучее чело от взоров любопытных.
Он будет рад, как ребёнок.
 
_______________________
*1 Хан — царь.
*2 Ульгень — самый высший бог на алтайском „олимпе“, местопребывание имеет на небе, природа его добрая
(тж.: Юрге́нь; южноалт. и хак.: Ӱлген. — Примеч. ред.).
*3 Эрлик — злое божество, царь злых духов и управитель ада или царства мёртвых.
*4 Санэпъ тюрь, баламъ — Ходи и пой, мой сын.
(в орфографии автора?/публикации. — Примеч. ред.).
*5 Аил — дом, жилище; также: собрание юрт, аул
(от тюрк. awul, awïl, аiл. — Примеч. ред.).
*6 Топшуур (алт.) — балалайка
(тж.: Топшур — алтайский щипковый музыкальный инструмент с двумя волосяными струнами; форма деки может быть близка к треугольной (как у балалайки) или иной: округлой, ложкоподобной, квадратной, по форме продольного распила дерева; название: вероятно, от тюрк. „топ“ — ударять, бряцать и „хур“ — музыкальный инструмент. — Примеч. ред.).
 
——— ———
Г. Г.
[1907 г.?]
_______________________
Примечание редакции газеты «Сибирская Жизнь» к подзаголовку:
*) Автор этого „стихотворения в прозе“, природный алтаец, хотел изобразить в нём свою тоску по родине, которую он испытывал на чужбине. Скелет для своего произведения автор заимствовал у народной песни, которая по преданию сочинена в середине XVIII столетия. Когда в 50-х годах этого века рушилось Джунгарское ханство, Алтай, входящий в состав этого ханства, подвергся опустошительным нападениям китайцев с юга и киргиз с севера. После этого разгрома остатки алтайского народа поднялись на вершину Семинского белка (Ял-Менку)[3] и оплакали разорение Алтая. Сначала народный музыкант восхищается красотой Алтая; гора кажется ему похожей на кристалл: он называет его то трёхгранным, то девятигранным. Потом он говорит, что много пролито крови за обладание Алтаем, красные сосны лишились вершин, кедры стоят без зелёных ветвей, зелёные покровы лугов побугрели. Алтай оголён, обнажён и обезглавлен. Песня кончается таким пожеланием: «Не видать бы нам такого обезглавления нашего прекрасно устроенного царственного Алтая».
Ред.
 
_______________________
Примечания редакции:
[1] Белóк, мн.: Белки́ (рег.: сибир.) — снежные вершины гор – горы, покрытые снегом в течение всего лета или его большей части.
[2] Корум — обвалившиеся с горы камни, мелкий щебень (тж.: Курум — каменная россыпь; обломки скал, образующие „каменные реки“ и „каменные моря“).
[3] Ял-Менку — одна из священных гор алтайцев; название горы в переводе: „Вечная Грива“ (высота перевала: 1894 м). Г. Н. Потанин в «Очерках Северо-западной Монголии», том IV (СПб., 1883): «…белок Ял-менку, или так называемый по-русски Семинский белок. Ему приносят жертвы. В призываниях он называется Бай-Тере».
 
 
Стихотворение в прозе «Алтай (Плач алтайца на чужбине)» опубликовано в томской ежедневной общественно-политической газете «Сибирская Жизнь»* за 23 декабря 1907 года.
_______________________
* Гуркин Г.И. Алтай : (Плач алтайца на чужбине) / Г. Г. // Сибирская Жизнь : [газ. политич., литератур., эконом.]. — Томск, 1907. — 23 декабря. — № 196. — С. 3.
 
 
Григорий Гуркин.
Хан-Алтай.
1910 г.
холст, масло : 160.0×205.0 см
 
 
→ Другие произведения автора : ВЕРСЭТИKА • Произведения
Опубликовано:
18 июля 2015 года
Текст предоставлен корреспондентом. Дата поступления текста в редакцию альманаха Эссе-клуба ОМ:18.07.2015
 
 
Автор : Гуркин Григорий Иванович  —  Каталог : ВЕРСЭТИKА
Все материалы, опубликованные на сайте, имеют авторов (создателей). Уверены, что это ясно и понятно всем.
Призываем всех читателей уважать труд авторов и издателей, в том числе создателей веб-страниц: при использовании текстовых, фото, аудио, видео материалов сайта рекомендуется указывать автора(ов) материала и источник информации (мнение и позиция редакции: для порядочных людей добрые отношения важнее, чем так называемое законодательство об интеллектуальной собственности, которое не является гарантией соблюдения моральных норм, но при этом является частью спекулятивной системы хозяйствования в виде нормативной базы её контрольно-разрешительного, фискального, репрессивного инструментария, технологии и механизмов осуществления).
OM ОМ ОМ программы
•  Программа TZnak
•  Дискуссионный клуб
архив ЦМК
•  Целевые программы
•  Мероприятия
•  Публикации

сетевые издания
•  Альманах Эссе-клуба ОМ
•  Бюллетень Z.ОМ
мусейон-коллекции
•  Диалоги образов
•  Доктрина бабочки
•  Следы слова
библиособрание
•  Нообиблион

специальные проекты
•  Версэтика
•  Мнемосина
•  Домен-музей А.Кутилова
•  Изборник вольный
•  Знак книги
•  Новаторство

OM
 
 
18+ Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру
лицами младше 18 лет и гражданами РФ других категорий (см. примечания).
OM
   НАВЕРХ  UPWARD