Мультипроект ОМ • Включайтесь!
2020.07.04 · 02:39 GMT · КУЛЬТУРА · НАУКА · ЭКОНОМИКА · ЭКОЛОГИЯ · ИННОВАТИКА · ЭТИКА · ЭСТЕТИКА · СИМВОЛИКА ·
Поиск : на сайте


ОМПубликацииЭссе-клуб ОМВЕРСЭТИKА
ВЕРСЭТИKА — Г.И.Гуркин (Григорий Чорос-Гуркин) — Алтай и Катунь
.
Альманах рукописей: от публицистики до версэ  Сетевое издание Эссе-клуба ОМ
ЭК Григорий Чорос-Гуркин(1870–1937)
ВЕРСЭТИKАVERSETHICS
VE
Алтай и Катунь
Треуголен ты, Хан-Алтай,
Когда взглянешь на тебя с высоты,
Со стороны поглядишь на тебя,
Ты блестишь, как девятигранный алмаз!
Когда же со ската горы
окинешь взором тебя,
То, как плеть расплетённая,
тянутся хребты твои.
(Народная лирика)
Мощными, каменистыми пёстрыми грядами раскинулись громады гор. Тесня одна другую, они раздвинулись в бесконечную ширь и даль, теряясь в голубой воздушной пыли.
Крутые скаты их глубоко прорезаны ущельями. Всюду нависли хмурые скалы, готовые обрушиться обвалами над тёмными зияющими безднами. За ними уступами к облакам высятся исполинские гребни утёсов. А дальше и выше, над голубою гранью неба, в прозрачной синеве, как рать сказочных богатырей, стоят великаны – цари гор; кругом раскинувши свои шатры, гордо подняли они свои снежные вершины и сияют ими в высоте. На громадных шлемах их, как драгоценные камни, рубины-изумруды, блестят ледники. Они окаймлены вокруг узором причудливых скал и мощными пластами снега.
Всё вокруг первобытно, грандиозно и величаво; могучим кольцом раскинулись и ушли в беспредельную даль горы. Мягкие линии сдвинулись одна за другую, смешались в лабиринте очертаний и замкнулись в неуловимой дали воздушной лазури…
Какой везде простор и какая мощь!..
Это ты, заколдованный, угрюмый, царственный Алтай!..
Это ты окутался туманами, которые, как мысли, бегут с твоего могучего чела в неведомые страны…
Это ты, богатырь, дремлешь веками, сдвинув свои морщинистые брови, и думаешь свои заветные добрые думы…
И вот среди этого могучего заколдованного царства, среди величественной природы, среди громад голубых гор, среди дремучих, тёмных лесов, по нежным, благоухающим цветами долинам, по золотому дну Алтая, течёт изумрудная река красавица-Катунь. Глубоко врезалась она в самое сердце Алтая и между ущелий извилась голубою лентой. Бурная, неугомонная, крепко прижалась она к груди великана и стремительно, с шумом течёт вперёд… И нет, кажется, никакой силы, могущей остановить её течение, нет преград её стремлению и могучему бегу…
Осень. В горах Алтая стоит тёплая, прекрасная погода.
Вся природа переоделась в лучшие наряды. Лиственницы и берёзы покрылись золотом, стоят красуются и переливаются на сотни тонов под тёплыми лучами солнца. Небо лазурное, глубокое, чистое. Воздух нежный, прозрачный. Всюду разлилась гармония мягких нежных красок. Это – волшебный праздник золотой осени. Это – последняя песнь жаркого уходящего лета. Это – прощальный поцелуй природы до будущей весны…
Величаво, с сознанием своей силы и благородства, шествует между праздничных берегов Лучезарная Катунь. Она уже не шумит теперь так бурно, как весною, но элегически спокойно катит свои бирюзовые волны.
Тихо всплёскивает о прибрежные камни, о холодные грани молчаливых утёсов. Нежась, отдыхает она от своего стремительного бега, и как будто, вперёд, для будущей весны, бережёт свои буйные силы…
Спокойно, хорошо и мирно вокруг.
Чувствуется, что в природе зреют какие-то великие чары. Свободно дышит грудь, и душа в восторге рвётся куда-то на недостижимые высоты, к другому бытию, в другой мир, в царство мысли и грёз, к неведомому, желанному счастью…
Давно улетели перелётные гости-дачники, оставив о себе пёстрые воспоминания. Остались одни мирные поселяне-алтайцы, которые спешат убрать на полях свои маленькие, узкие полоски ячменя. Изредка не торопясь проедут карнизом реки по бому[1] охотники, покуривая свои трубочки. Или алтайка в чегедеке[2], позвякивая украшениями длинных кос и нарядом седла, „пробежит“ верхом на пегой лошадке. И опять всё тихо. Опять шёпот природы, опять зыблются волны нежных красок. Опять песни Катуни, полные чар и ласки. Опять мечта и полёт духа. Легко и свободно дышит грудь, ничто мрачное не тревожит душу.
Перед взором, в вечном движении, кипит благородная волна – дышит, живёт горная река. Ярче, живописнее отражаются берега в блеске её зыбучих затонов. Как очарованный, стоишь под крылом волшебной природы и в восторге хочется крикнуть кому-то… Людям ли, живущим в далёких, пыльных, душных городах; рабам ли будничного шума, мелких забот, погрязшим в сутолоке повседневной жизни, или ещё кому-то: «Оставьте всё и хоть на крыльях вашей мысли перенеситесь в эту долину. Взгляните на девственную чистоту Алтая, на его красавицу, волшебную Катунь, этот символ вечной жизни, неустанного стремления вперёд… В её волне вы ощутите биение жизни и почувствуете, что дух Вселенной бодрствует в ней от создания мира…»
Вот она, бурливая, страстная, переливается изумрудною струёй, плещет и играет цветами радуги. Вся она полна волшебной силы, вся – движение и жизнь. Столпились к берегам её пахучие сосны и протягивают к ней кудрявые ветви. А с высоты скалы и горы смотрятся в её кристальные воды. Она есть счастие и украшение Алтая. Её боготворит кочевник, слагает в честь ея песни и повязывает ей яламу*1… И бурная Катунь, как бы чувствуя всё это, шумно спешит с победною славой вперёд. На пути она шлёт своё „прости“ прибрежным горам и всему Алтаю. Слышатся её томительные вздохи: уносясь в глубь синих дымчатых гор, они замирают в сердце великана.
День движется к концу, наступает вечер. Как по мановению волшебной руки, по горам ползут лёгкие сизые тени. Под лучами заходящего солнца в прозрачной дымке утопают дали, и в золотом воздухе блестят далёкие белки́[3]. Сгущаются краски и меняются картины. Баюкая волну, вперёд и вперёд спешит Катунь.
Сумерки. Тихо спустилась ночь и развернула свои тёмные мягкие крылья, окутала, одела Алтай в таинственную мглу. Ярко загораются вверху молчаливые звёзды, хором собираются они и льют серебристый свет на спящую землю.
Сомкнулись гиганты-горы и застыли в ночной тиши. Притихли водопады, не блестят озера, не шумят стройные высокие кедры. Опоясавшись полосами корума*2, дремлет тайга*3. Ночь навевает чудные сказки и грёзы… При слабом свете потухающего костра в дымной юрте спит алтаец. Грезятся ему сны. Встают пред ним старые мирные годы. Цветёт, благоденствует могучий родной край. Воскресают предания глубокой, седой старины в былинах, сказаниях о богатырях; слышатся песни, звенят бубны, возносятся священные жертвы творцу Алтая Ульгеню*4. Благоденствие людей охраняют Яик*5, Курмуш*6 и горные духи от тёмного, злого Эрлика – царя преисподней. И жизнь на Алтае течёт мирная, свободная. Нет ядовитой зависти, простой народ живёт по-братски. Быстро летят годы. Картина жизни меняется. Являются новые люди, свирепствуют зависть, обман, вражда, притеснение. Беспощадно вырубаются и горят душистые леса – приют благородных маралов. Расхищается, опустошается его кормилец Алтай. И в душе остаются глубокие обиды…
В мольбах-песнях изливает алтаец свою жалобу; но чужда, непонятна многим она. Лишь не спит его хранитель, царственный Алтай. Он стоит на страже. Он слышит все жалобы сынов своих, знает их безысходное горе. Бодрствует с ним и река Катунь. Она тоже борется на пути своём, спешит вынести горе Алтая на широкий простор и разметать его по белому свету.
В глубокую полночь, когда спит всё, из недр – груди могучего Алтая – вылетает тяжёлый стон. Гулко, раскатисто пробегает он по спящим тайгам*3 и отзывается в серебристых волнах быстроводной Катуни. Тихим вздохом отвечает она своему любимцу и ещё нежней, ещё крепче прижимается к его груди.
 
_______________________
*1 Ялама — жертвенные ленты духам гор и рек.
*2 Корÿм — обвалившиеся с горы камни, мелкий щебень
(тж.: Курум — каменная россыпь; обломки скал, образующие „каменные реки“ и „каменные моря“. — Примеч. ред.).
*3 Тайга или тайка — горы выше предела лесной растительности
(тж.: Высокая гора – белóк. — Примеч. ред.).
*4 Ульгень — верховное доброе божество.
(тж.: Юрге́нь; южноалт. и хак.: Ӱлген. — Примеч. ред.).
*5 Яик — дух-хранитель дома. Он – посредник между человеком, добрыми и злыми духами.
*6 Курмуш — добрый дух, покровитель Алтая.
*7 вылетает тяжёлый стон — по верованию алтайцев это перекликаются горы (стонет дух горы – алт.: тайка адыштят).
 
——— ———
Г. Гуркин
[1911 г.?]
_______________________
Примечания редакции:
[1] Бом (рег.: сибир.) — отрог горного хребта, перегораживающий речную долину; узкий проход по ущелью (тж.: застава на воде из плавучих брёвен).
[2] Чегедек (алт.) — традиционная алтайская всесезонная верхняя одежда замужних женщин: длиннополая безрукавка; надевается поверх любой одежды (в холодное время года – поверх овчинной шубы).
[3] Белóк, мн.: Белки́ (рег.: сибир.) — снежные вершины гор; горы, покрытые снегом в течение всего лета или его большей части.
 
 
Впервые стихотворение в прозе «Алтай и Катунь» – по определению самого автора: произведение стихотворной прозы – Григория Чорос-Гуркина опубликовано в газете «Жизнь Алтая» за 7 февраля 1911 года (г. Барнаул).
Также: в качестве вступительной статьи – в Каталоге персональной выставки Григория Ивановича Гуркина (стр. 3-6)*, состоявшейся в 1915 году в Томске.
_______________________
* Указатель выставки картин Г. И. Гуркина : 1915 год / вступ. ст. и обл. Г. Гуркина (Каталог выставки картин…). — Томск : Типо-литография Сибирского товарищества печатного дела, 1915. — 15, [1] с. — 25.0×16.0 см. — (Каталог выставки: картины, этюды, рисунки ; распорядитель выставки В. Я. Шишков).
 
 
 
 
Григорий Чорос-Гуркин.
Алтай. Эскиз.
1932 г.
картон, масло
 
 
→ Другие произведения автора : ВЕРСЭТИKА • Произведения
Опубликовано:
18 июля 2015 года
Текст предоставлен корреспондентом. Дата поступления текста в редакцию альманаха Эссе-клуба ОМ:18.07.2015
 
 
Автор : Гуркин Григорий Иванович  —  Каталог : ВЕРСЭТИKА
Все материалы, опубликованные на сайте, имеют авторов (создателей). Уверены, что это ясно и понятно всем.
Призываем всех читателей уважать труд авторов и издателей, в том числе создателей веб-страниц: при использовании текстовых, фото, аудио, видео материалов сайта рекомендуется указывать автора(ов) материала и источник информации (мнение и позиция редакции: для порядочных людей добрые отношения важнее, чем так называемое законодательство об интеллектуальной собственности, которое не является гарантией соблюдения моральных норм, но при этом является частью спекулятивной системы хозяйствования в виде нормативной базы её контрольно-разрешительного, фискального, репрессивного инструментария, технологии и механизмов осуществления).
OM ОМ ОМ программы
•  Программа TZnak
•  Дискуссионный клуб
архив ЦМК
•  Целевые программы
•  Мероприятия
•  Публикации

сетевые издания
•  Альманах Эссе-клуба ОМ
•  Бюллетень Z.ОМ
мусейон-коллекции
•  Диалоги образов
•  Доктрина бабочки
•  Следы слова
библиособрание
•  Нообиблион

специальные проекты
•  Версэтика
•  Мнемосина
•  Домен-музей А.Кутилова
•  Изборник вольный
•  Знак книги
•  Новаторство

OM
 
 
18+ Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру
лицами младше 18 лет и гражданами РФ других категорий (см. примечания).
OM
   НАВЕРХ  UPWARD