OM
ОМ • Включайтесь!
2024.06.23 · 21:32 GMT · КУЛЬТУРА · НАУКА · ЭКОНОМИКА · ЭКОЛОГИЯ · ИННОВАТИКА · ЭТИКА · ЭСТЕТИКА · СИМВОЛИКА ·
Поиск : на сайте


ОМПубликацииЭссе-клуб ОМБИБЛИОПОСТ
БИБЛИОПОСТ — Л.М.Марцева, И.А.Фалалеева — Концепция библиотеки информационного общества
.
Альманах рукописей: от публицистики до версэСетевое издание Эссе-клуба ОМ
EC Лидия Марцева, Ирина Фалалеева
БИБЛИОПОСТ • BIBLIOPOST • • •
IR
Концепция библиотеки
информационного общества:
социально-философский аспект
Социальные институты, устанавливающие и выражающие отношения власти с обществом, являются частью общества и в периоды реформ вместе с ним трансформируются и модернизируются. Это касается и такого универсального социального института как библиотека. Сегодня в мире идёт процесс перехода к информационным технологиям, а XXI.век называют веком глобального информационного общества. П..Ф..Кравчук отмечает, что создавая новые информационные технологии, развитую сеть автоматизированных рабочих мест, информационное общество создаёт условия для глубоких изменений в науке, организации производства, в управлении, в самопознании и самоосуществлении человека'[1].
Принципы информационного общества начали прорабатываться параллельно с теорией постиндустриального общества. Нередко эти понятия употребляются как тождественные, включая термин «постэкономическое общество», введённый В..Л..Иноземцевым. Специфической чертой информационного общества признан рост «нового политического класса – класса консультантов, экспертов, или технократов» (Д..Белл). Теоретические знания и интеллектуальные институты превращаются в постиндустриальном обществе в ведущие институты. Очевидно, что в этом контексте актуален и феномен социального института библиотеки.
Специфику информационного общества определяет преимущественно производство, хранение, переработка, трансляция и реализация информации, особенно высшей её формы – знаний (Л..Д..Рейман). Э..Тоффлер отмечал, что в XXI.веке главным из всех видов сырья будет знание, которое и оказывается главным признаком и принципом информационного общества'[2]. В..И..Разумов обращает внимание на то, что «в кругах специалистов в области научного познания вторая половина XX.века характеризовалась стремительным ростом объёмов знания. Развитие новых информационных и компьютерных технологий усилило этот процесс»'[3].
Информационное общество формируется на том уровне знания, когда оно существует уже как социальная система, т.'е. максимально проникает во все сферы жизнедеятельности социума и превращается в ведущий фактор его развития. В ходе информатизации и компьютеризации общества идёт процесс проецирования фундаментального знания в информационную реальность и через неё в социально-практическую деятельность. Иначе говоря, информатизация общества превращают знание в актуальный «процесс формирования информационной картины мира, что позволяет отобразить мир как бытие и существование информационной реальности»'[4]. При этом социальный институт библиотеки оказывается универсальной формой социализации знания посредством его сбора и трансляции с помощью новейших информационных технологий, превращения накопленного в библиотеке интеллектуального потенциала в актуальную информационную реальность. Кумуляция всех видов информации в социальном институте библиотеки и технологическая модернизация его материально-конструктивной формы придают этому социальному институту невиданные ранее возможности проецирования информационной реальности в социальную преобразовательную деятельность.
Сегодня на развитие социального института библиотеки влияют два основных фактора: вхождение в информационное общество и социально-политические преобразования в стране. Первый фактор предопределяет техническую и технологическую модернизацию библиотеки, укрепляющую её сущностную ролевую (целевую) функцию – информационную. Второй – способствует развитию новых социальных ролей и функций библиотеки. На наш взгляд, можно определить ряд параметров концептуальной модели библиотеки информационного общества и проблемы модернизации этого универсального социального института.
1.Социальный институт библиотеки исторически прочно связан с системой образования. В..М..Межуев отмечает, что в информационном обществе образование для производства играет ту же роль, что и материальное потребление, посредством которого воспроизводится физическая рабочая сила. Образование становится главным поставщиком новой производительной силы, постепенно вытесняющей и заменяющей собой физический труд рабочих. Характерное для индустриального общества социальное требование равенства в материальном благосостоянии в информационном (постиндустриальном) обществе дополняется требованием равенства в образовании и свободном доступе ко всем источникам информации'[5]. Библиотеки и информационные службы образуют информационную инфраструктуру, без эффективного использования ресурсов которой какое-либо продвижение к информационному обществу становится невозможным. Стратегическими ресурсами информационного общества являются творческий потенциал и интеллектуальное развития человека. Их создание возможно только через систему высококачественного образования. Э..Тоффлер пишет: «Когда образование и профессиональное обучение станут основными факторами для повышения экономической эффективности, когда научные исследования и новые разработки будут более результативными, когда будет осознана важность проблем окружающей среды, тогда учреждения, занимающиеся этими отраслями, приобретут больший вес в обществе по отношению к тем ведомствам, функции которых утрачивают своё значение»'[6].
Предложенная Е..И..Ратниковой новая концепция библиотеки включает понятие «образование» не в узком его смысле, означающем обучение и получение новых профессий, а в широком смысле слова «образование» (по образу Божиему), как некой фундаментальной системы духовно-нравственных ценностей, связанной с усвоением универсальной культуры и систематизированного позитивного знания, преображающего человека. Ратникова конкретизирует также понятие «знание». Она подчёркивает, что, рассматривая цивилизационную задачу библиотеки, правомерно прибегнуть к понятию «знание» с использованием таких критериев, как «энциклопедичность знания» и «систематизированность знания», которые заключены в библиотеке'[7].
2.Другая проблема модернизации библиотеки обусловлена ростом и объёмами информации, а также возможностей её рационального использования обществом, в том числе для нужд науки, образования и культурного развития. С одной стороны, продуктивное использование информационных ресурсов признаётся сегодня ведущим фактором социально-экономического прогресса. С другой стороны, «всеядный» подход к новым технологиям и накоплению информации таит в себе и определённые негативные последствия. Оставаясь универсальным социальным институтом, библиотека не может превратиться только в информационное учреждение, исторически меняющее дефиниции «идеологическое», «культурное», «информационное», т.'к. её главное предназначение – преемственность и объективная трансляция мирового культурного наследия. Поэтому «прогрессивная» модернизация социального института библиотеки значительно шире только научно-технической модернизации. Термин «прогресс» (от лат. progressus) означает движение вперёд, усовершенствование, улучшение чего-либо. Прогресс – это и прогресс человеческого разума, и науки, и техники, и производительных сил общества.
Но как утверждает Н..Ф..Третьяков, в «комплексном критерии прогресса надо подчёркивать, прежде всего, прогрессивное развитие человека как деятеля и творца. Наука и техника могут развиваться и в отрицательном значении, когда их достижения направляются против человека, уничтожают гуманизм»'[8]. По его наблюдениям, «технизация образа жизни и труда человека в XX.веке привела к отливу психических чувств, духовности. Человек превратился во многом в роботоподобное существо. Падение нравственности и духовности происходит не только из-за всё более рационализирующегося производства и образа жизни, но и ввиду меняющегося мышления. В нём пропадают ценностные регулятивы, человек становится прагматическим существом, осваивающим мир в целях скоротечной пользы, на основе злобы дня, сиюминутных интересов, деловых устремлений. Обнищание духа и всеобщее разорение души привели к нарастанию отчуждения человека, к массовому уходу людей во внутренний мир, в свою субъективность, онемению личности и одиночеству индивида в толпе»'[9]. Отчуждение человека, его духовная драма не позволяет библиотеке ограничиваться сферой информационных услуг. Сегодня ясно, какими возможностями манипулирования сознанием обладает информационное пространство, если оно не подконтрольно и перенасыщено информационными потоками сомнительного, даже деструктивного свойства. Высказывается мнение, что Интернет в том его виде, как он сложился и используется сейчас, может уничтожить теоретическое мышление и классическое образование. Это реальная перспектива для людей и общества, не защищённых духовно-нравственным иммунитетом от информационной стихии.
3.Модернизация социального института библиотеки также связана с новыми возможностями реализации его функций. Деятельность библиотеки всегда базировалась на письменно фиксированных нормах и ценностях культуры, их трансляции и обеспечении доступа к ним. Любая исторически сложившаяся форма культуры представлена в виде коммуникации, закреплённой и нормативно оформленной в деятельности социальных институтов. М..Я..Дворкина пишет, что в условиях использования современных информационных технологий изменились не социальные функции библиотеки, а возможности их реализации. Новые информационные технологии позволяют увеличить объёмы собираемой и хранимой информации, ускоряют поиск, расширяют диапазон действия библиотек, делают доступной информацию, заключённую в фондах библиотек, для пользователя в любой точке земного шара. Происходит дальнейшая дифференциация библиотек: появляются деловые библиотеки, библиотеки духовной литературы, семейного чтения, экологической направленности и др. Расширение доступности информации повышает роль библиотек как стабилизирующего социального фактора, обеспечивающего социальную безопасность, социальную устойчивость, выравнивающего возможности производства и потребления информации разных категорий населения'[10].
4.В условиях информационного общества меняются акценты в социальной роли библиотеки. Научно-технические, экологические, культурные изменения, а также мировые кризисные явления XXI.века актуализируют социальную деятельность библиотеки. Историческое развитие института библиотеки инициируется социальным заказом на разных этапах мировой истории. В XIX - начале XX.века общество инициировало, главным образом, просветительную функцию библиотеки, в годы советской власти – идеологическую, в Новейшее время – информационную и образовательную (организация информации и доступ к ней). По утверждению М..Я..Дворкиной, «миссия библиотеки – это ответственное задание», «поручение» библиотеке как социальному институту, данное обществом в конкретно-исторический период. В разное время и в разных обществах библиотеки имеют особые миссии. Миссия советской библиотеки заключалась в содействии коммунистическому воспитанию трудящихся, потом доминировало представление о библиотеке, служащей «общечеловеческим ценностям», сегодня библиотека способствует социокультурной идентификации человека, а также призвана помочь личности раскрыть свой креативный потенциал'[11]. В этом смысле библиотеке присуща «цивилизационная миссия», детерминированная культурно-историческим типом цивилизаций (Н..Я..Данилевский). В XIX - первой половине XX.века миссия библиотеки состояла в просвещении широких слоёв народа (началом этого периода можно считать Возрождение).
Социальный институт библиотеки, отражающий этапы духовных исканий человечества, связан как с конкретно-историческим типом общества, так и с мировым культурно-историческим процессом в целом.
В настоящее время социальный заказ нацеливает библиотеку на единство всеобщего (общекультурного) и особенного (профессионального) образования, позволяющего человеку быть не только высококлассным специалистом, но и социально компетентной личностью. «Такая личность адекватно воспринимает целевое назначение социальных институтов и тенденций их развития. Она способна к овладению развивающими технологиями в системе организации и управления, т.'е. способна быть сознательным субъектом социальных процессов. За пределами своей профессии человек имеет множество социальных статусов в зависимости от включения в различные социальные структуры (семья, государство, конфессиональная принадлежность и т.'д.), которые важны для личности и общества не менее чем профессия»'[12]. Социальная компетентность выражает соответствие моральных качеств и профессиональных знаний субъекта его социальным статусам.
5.Библиотека, до сих пор сохраняющая первоначальное сходство с храмом, продолжает миссианское служение делу совершенства человека и общественных отношений. Она не «опускается» в грех и низость, но стремится служить лучшим идеалам, «поднять» падшего человека до высот человеческого духа, явленного мировой историей и бережно сохранённого в анналах библиотеки. В России библиотеки исторически выполняли сакральную миссианскую функцию, превышающую только хранение информации, возвышающую «книжной мудростью» человека над «суетой сует». Духовная миссия раскрывалась в ряде аспектов: утверждении социальной справедливости через доступ к знаниям, нравственного возвышения, приобщения к культурно-историческому потенциалу человечества. Речь идёт не только об образовательной функции библиотеки в узком смысле (профессиональное и общее образование), но об образовании как преображении человека и общества.
С усложнением общественной жизни, развитием электронных коммуникаций, индустрии развлечений и углублением глобальных проблем мировой цивилизации обостряются угрозы самоуничтожения, моральной деградации, вырождения человеческого в человеке. Ещё в начале XX.века эту тему поднял русский философ Н..А..Бердяев в статье «Человек и машина», настаивая на том, что сама по себе техника – «машина» – нравственно нейтральна. От качества культуры, по мысли Н..А..Бердяева, зависит, превратит ли человек машину в новый для себя культ, подчинится ей, станет рабом техники, позволит ей разрушить и уничтожить свой природный, социальный и духовный мир. Или же человек подчинит машину духовно-нравственному потенциалу человечества – культуре, и значит, научится использовать технику для созидательных целей, укрощая нравственным императивом, моральными запретами её разрушительные возможности. Н..А..Бердяев писал: «Иногда представляется, что мы живём в эпоху окончательного преобладания техники над мудростью в древнем, благородном смысле слова. Технизация духа, технизация разума может легко представиться гибелью духа и разума»'[13]. Социальным «заслоном» на этом пути становится институт библиотеки, наряду с церковью заботящий «не о хлебе едином», но и о душе. Образование означает не только получение знаний в определённой сфере деятельности, а придание человеку социальных качеств личности, обладающей самосознанием, продуктивным мировоззрением, гражданской ответственностью. В..М..Межуев подчёркивает, что образованный человек – не просто знающий, информированный в своём деле специалист, но и человек, «способный жить по нормам и принципам универсальной культуры, адаптированной к реалиям нового времени»'[14]. Социальный институт библиотеки изначально нацелен на универсальное образование в единстве всеобщего и особенного знания.
Всеобщее (общекультурное, креативно-антропологическое) содержание образования состоит в развитии субъективности человека в её целостности и полноте. Речь идёт о развитии всеобщих по значению общекультурных, продуктивно-творческих, духовных сил человека, определяющих его как личность, гражданина и специалиста. К таким силам относятся следующие. 1)..Теоретическое мышление, развивающее способность к анализу, синтезу и пониманию истины. 2)..Нравственная воля, ориентированная на добро, продуктивное воображение и действие. 3)..Эстетическое созерцание, воспринимающее красоту, отличающее прекрасное от безобразного, ощущающее и осознающее гармонию. 4)..Одухотворённая вера, устремлённая на со-работничество, со-творчество Богу-Творцу, оценивающая помыслы и действия с позиций совершенства мира. Единство этих сил образует креативно-антропологический базис – основу совершенства человека'[15].
Происходящие изменения в сфере производства, распространения, обмена и использования информации неизбежно влияют на общество в целом и отдельные его сферы – науку, культуру, производство, образование. Социальный институт библиотеки тоже испытывает эти воздействия. Многие из традиционных установок, веками формировавшихся в библиотеке, подвергаются трансформации. Приоритет печатных материалов оттесняется другими средствами сохранения информации. Наряду с печатными книгами библиотека успешно использует видеозаписи, дискеты и компакт-диски, Интернет. Библиотеки в целом справились с задачей технического переоснащения и перехода на новые технологии. Каталоги большинства библиотек открыты для публичного пользования, широко используется информация на CD-ROM, удалённые базы данных, сканирование, электронная доставка документов и многое другое. Библиотеки включились в информационное пространство локальных и глобальных сетей, находятся в переходном состоянии на пути к электронной библиотеке. Преодолевая с помощью техники зависимость от природы, человек попадает в зависимость от самой техники, становится заложником им же созданного технотронного общества'[16].
Социальный институт библиотеки решает проблемы технической и технологической модернизации, испытывая некоторые «социальные опасения», как и всё общество. Ощущается сильная зависимость от машин, которые достаточно дороги и постоянно обновляются. Обновление программного обеспечения также связано с денежными затратами. Стремление к обладанию непрерывно обновляющимися техникой и технологиями «втягивает» библиотеку в стандарты потребительского общества. Но приобретение техники и программ более высокого класса для обеспечения доступа к современным информационным ресурсам – объективно необходимый процесс. Библиотека уже ощущает достоинства технологической модернизации и её дальнейшие возможности. Одновременно она ощущает нарастающие противоречия неравномерности ускоряющегося развития техники и замедленного процесса совершенства человека и общества.
Сложность процессов модернизации библиотеки схожа с той, что выразил французский философ Жак Эллюль в отношении компьютеризации вообще: «Компьютер не есть инструмент, который находится только на службе человека. У него имеется своя собственная функция, а человек лишается своей специфической власти выбора и хранения информации и её комбинирования. И это абсолютно не та же самая операция, которая возлагается на компьютер. Она качественно изменяется по мере того, как в распределение и составление информации человеком вторгается главный субъективный фактор, неизбежно отсутствующий у аппарата. Именно этот субъективный фактор делает информацию, составленную человеком, увязанной с принятием решений. Решение никогда не входило в задачу проблемы (которая может осуществляться компьютером), а всегда являлось «решением», составляющим «гордиев узел»'[17]. В то же время Э..Тоффлер обосновывает необходимость компьютеров в управленческой сфере и менеджменте, т.'к. они облегчают работу руководителя и «повышают эффективность работы многих служб, помогают интегрировать сложные процессы»'[18].
6.Сказанное выявляет актуальность коррелирующей функции социального института библиотеки. Опасения в отношении влияния техники на духовное состояние человека, аналогичные Н..А..Бердяеву, высказывал Ж..Эллюль. Он опасался, что развитие техники превращается в самоцель, что она уничтожает традиционные ценности всех без исключения обществ, создавая единую «выхолощенную» культуру, лишает человека свободы и уродует его духовный мир. Эллюль выделяет две существенные черты техники. Во-первых, рациональность, выраженную в стремлении к систематизации, разделению труда, созданию стандартов, производственных норм и т.'д. Во-вторых, искусственность, ибо техника выступает как антипод по отношению к природе. Накопление технических средств создаёт искусственный мир, который разрушает, устраняет или подчиняет себе естественный мир, препятствуя его регенерации'[19].
Молодые люди входят в Интернет и воспринимают хаотично и бессистемно огромное количество информации. Они получают возможность «скачивать» информацию по любому вопросу, что отбивает у них интерес и способность к самостоятельной работе. Учащиеся становятся всё более эрудированными, но всё менее мыслящими. Через Интернет они попадают в мир, где всё уже известно, даны готовые ответы, и нужно только правильно сориентироваться, чтобы их найти. Учащиеся воспринимают Интернет как такую реальность, где нет нужды в мышлении. Теоретическое знание утрачивает актуальность в информационном обществе'[20]. По словам Н..А..Бердяева, «техника овладевает огромными пространствами и огромными массами. Всё делается мировым, всё распространяется на всю человеческую массу в эпоху господства техники»'[21]. Смысловая нагрузка информации колеблется в диапазоне от продуктивной до деструктивной. Поэтому библиотека учится реагировать на смыслы информации, выделять (фильтровать) продуктивные содержания информационных потоков. Она не может оставаться пассивным потребителем информационной продукции и сама должна участвовать в заполнении информационного поля, исходя из тысячелетних навыков отбора качественной продукции духовного производства.
Сейчас наблюдается чрезмерный рост информации рационального, сугубо прагматического содержания в отношении к жизни за счёт снижения нравственных и психологических аспектов. Рационализм легко перерастает в расчётливость и своекорыстие, в циничное отношение к природе, ценностям общечеловеческого и общекультурного плана. Этому способствует растущий технологизм современного мира, стремительное развитие электроники и компьютерной техники. Учёные единодушно отмечают влияние Интернета на психологию людей, их представление об окружающем мире. Меняется и само понятие личности, которое предвидел Бердяев: «Техническая цивилизация по существу своему имперсоналистична, она не знает и не хочет знать личности. Она требует активности человека, но не хочет, чтобы человек был личностью. И личности необыкновенно трудно удержаться в этой цивилизации»'[22].
Искусственная «виртуальная» среда детерминирует качественные изменения личности, социума и мира в целом. Роль библиотек в «убережении» человека при этом возрастает. Академик Б..В..Раушенбах считал, что на первое место выходят вопросы, связанные с мировоззрением современного человека, осмыслением его места как в Космосе, во Вселенной, так и на Земле, вне которой нам не дано существовать в обозримом будущем. Человек с древнейших времён погружён в осмысление этих вопросов, но быстро меняющиеся жизнь и окружающий мир наполняют их новым содержанием, побуждают людей снова искать ответы, соответствующие реалиям сегодняшнего и завтрашнего дня'[23]. Некоторые учёные высказывают мысль о сосуществовании параллельных творческих миров – машинного и человеческого. В..А..Кутырёв пишет о невозможности отказа человека от творчества и необходимости творить рядом с машиной и независимо от неё: «Пусть компьютер пишет стихи – нам важны сочинённые поэтом, производит музыку – нам важна исполняемая певцом или создаваемая композитором… Один мир – два образа жизни – таков, видимо, лозунг нашего выживания в человеко-машинной цивилизации»'[24]. Правомерность такой постановки вопросов о «свободе выбора» сегодня демонстрирует даже молодёжь, выражая скепсис в отношении певцов, поющих под «фанеру».
Тенденции развития информационных технологий и электронных информационных ресурсов породили и новое понятие – «электронная библиотека». Высказываются опасения, что она «уничтожит» обычную библиотеку. Представляется, что оснований для этого нет. Новые носители появлялись и ранее, эволюция библиотеки тесно связана с технической эволюцией, а её материально-конструктивная форма обусловлена технико-технологическими возможностями материальной культуры, тенденциями научно-технического прогресса, дальнейшим совершенствованием «машины». Это свидетельствует о динамичности библиотеки, её способности адаптироваться в новых условиях, концептуально перестраивая свою деятельность. Вместе с тем социальный институт библиотеки при всех обстоятельствах сохраняет главное своё назначение кумуляции духовно-социальных практик человечества с последующей трансляцией их новым поколениям.
Формирование современной концепции библиотеки привлекает внимание специалистов различных гуманитарных наук: философов, культурологов, политологов, социологов. Они инициировали теоретическое обсуждение модернизации социального института библиотеки, тем самым подняв тему на философский уровень осмысления. А..И..Ракитов констатировал: «Нечего и говорить, что в современных условиях перехода от индустриальных обществ к постиндустриальным, обществам информационным, базирующимся на знаниях как основной социально-культурной ценности, роль традиционных и компьютерных библиотек гигантски возрастает»'[25]. Применение новейших технических средств не угрожает библиотеке, а повышает её социальную роль. Отмечая, что библиотека представляет собой определённую культурную эпоху, В..М..Межуев назвал её эпохой письменной культуры: «Печать – это часть письменной культуры, библиотека – хранитель не только печатной продукции, но и рукописей. Её можно рассматривать как один из главных институтов той культуры, которая основана на письменной традиции, наряду с образованием». В..М..Межуев отмечает, что библиотека стоит на страже индивидуальных и национальных ценностей в человеческой культуре'[26]. Если эти ценности сохраняются, тогда библиотека будет жить независимо от того, какие технические средства распространяют информацию, т.'е. какие трансформации материально-конструктивной формы предстоит и дальше переживать социальному институту библиотеки в контексте прогресса и научно-технической модернизации. По мнению А..С..Панарина, важно созидать библиотеку как социальный институт, где преобладает тип интравертивного общения, где происходит не только общение читателей с книгой, но и общение читателей по поводу книг. Человечество должно осознать, что никакие высокие информационные технологии не могут заменить духовного совершенствования людей'[27]. Дискуссии и отдельные выступления в печати крупнейших философов очерчивают и актуальность, и магистраль модернизации социального института библиотеки. В современных условиях универсальный социальный институт библиотеки не должен сужать свои функции до сферы информационных услуг. Библиотека должна стать научным и культурным центром, аккумулирующим нравственные и теоретические проблемы отношений «человек — мир» в широком социально-философском смысле.
Л. М. Марцева,
доктор философских наук,
доктор исторических наук,
профессор кафедры «Связи с общественностью»
Омского государственного университета
путей сообщения (ОмГУПС)
;
И. А. Фалалеева,
кандидат философских наук,
директор Научной библиотеки ОмГУПС
.
 
  1. Кравчук П.Ф. Самоосуществление человека в творчестве // Личность. Культура. Общество. — 2004. — Т. VI. Вып. 1(21). — С. 120.
  2. Тоффлер Э. Метаморфозы власти / пер. с англ. — Москва, 2001. — С. 398.
  3. Разумов В.И. Интеллектуальная составляющая информатизации в развитии региона // Личность. Культура. Общество. — 2004. — Т. VI. Вып. 2(22). — С. 232.
  4. Городищева А.Н. Информация и компьютеризация общества : Социально-философский анализ : автореф. канд. дис… / Красноярск, 2002. — С. 7.
  5. Межуев В. Культура и образование // Безопасность Евразии. — 2001. — № 3. — С. 329.
  6. Тоффлер Э. Метаморфозы власти / пер. с англ. — Москва, 2001. — С. 309.
  7. История библиотечного дела в аспекте культурологии и историософии : Научный семинар в РГБ // Библиотековедение. — 1999. — № 7-12. — С. 142-143.
  8. Третьяков Н.Ф. Общество и природа. Глобальные проблемы современного общества // Третьяков Н.Ф. Философия человека и общества : Пятнадцать очерков по социальной философии и философской антропологии. — Омск, 1997. — С. 80.
  9. Третьяков Н.Ф. Человек и современность. Проблема человека в марксистской философии // Третьяков Н.Ф. Философия человека и общества : Пятнадцать очерков по социальной философии и философской антропологии. — Омск, 1997. — С. 159.
  10. Дворкина М.Я. Изменение социальной роли и философии библиотечного обслуживания // Библиотечное обслуживание : Новая реальность : лекции. — Москва, 2001. — С. 5-6.
  11. Там же. — С. 6-8.
  12. Гончаров С.З. Аксиологические и креативно-антропологические основы воспитания // Экономика и культура : межвузовский сборник / под ред. К. П. Стожко, Н. Н. Целищева. — Екатеринбург, 2003. — С. 255-275.
  13. Бердяев Н.А. Человек и машина // Философия творчества, культуры и искусства. — Москва, 1994. — С. 509.
  14. Межуев В.М. Культура и образование // Безопасность Евразии. — 2001. — № 3. — С. 326.
  15. Гончаров С.З. Аксиологические и креативно-антропологические основы воспитания // Экономика и культура : межвузовский сборник / под ред. К. П. Стожко, Н. Н. Целищева. — Екатеринбург, 2003. — С. 255-275.
  16. Бердяев Н.А. Человек и машина // Философия творчества, культуры и искусства. — Москва, 1994. — С. 506.
  17. Эллюль Ж. Технологический блеф // Это человек. — Москва, 1995. — С. 279-284.
  18. Тоффлер Э. Метаморфозы власти / пер. с англ. — Москва, 2001. — С. 336.
  19. Гуревич П.С. Социальная философия Ж. Эллюля // Французская философия сегодня : Анализ немарксистских концепций. — Москва, 1989. — С. 126.
  20. Громыко Н.В. Интернет и постмодернизм – их значение для современного образования // Вопросы философии. — 2000. — С. 175.
  21. Бердяев Н.А. Человек и машина // Философия творчества, культуры и искусства. — Москва, 1994. — С. 511.
  22. Там же. — С. 517.
  23. О человеческом в человеке / под общ. ред. И. Т. Фролова. — Москва, 1991. — С. 23.
  24. Кутырёв В.А. Осторожно, творчество! // Вопросы философии. — 1994. — № 7-8. — С. 81.
  25. Ракитов А.И. Новый подход к взаимосвязи истории, информации и культуры : Пример России // Вопросы философии. — 1994. — № 4. — С. 27.
  26. История библиотечного дела в аспекте культурологии и историософии : Научный семинар в РГБ // Библиотековедение. — 1999. — № 7-12. — С. 135-136.
  27. Библиотека для России : Новые тенденции и традиционные ценности : «Круглый стол» в Российской государственной библиотеке // Библиотековедение. — 1999. — № 2. — С. 43.
 
Статья Лидии Михайловны Марцевой и Ирины Александровны Фалалеевой «Концепция библиотеки информационного общества: социально-философский аспект» впервые опубликована в научно-практическом журнале «Личность. Культура. Общество», №'1(29) на 2006 год (стр. 255-265).
 
Опубликовано: 23 сентября 2022 года.
Текст предоставлен автором. Дата поступления текста в редакцию альманаха Эссе-клуба ОМ: 20.09.2022.
 
 
Автор : Мусейон-хранитель  —  Каталог : БИБЛИОПОСТ
Все материалы, опубликованные на сайте, имеют авторов (создателей). Уверены, что это ясно и понятно всем.
Призываем всех читателей уважать труд авторов и издателей, в том числе создателей веб-страниц: при использовании текстовых, фото, аудио, видео материалов сайта рекомендуется указывать автора(ов) материала и источник информации (мнение и позиция редакции: для порядочных людей добрые отношения важнее, чем так называемое законодательство об интеллектуальной собственности, которое не является гарантией соблюдения моральных норм, но при этом является частью спекулятивной системы хозяйствования в виде нормативной базы её контрольно-разрешительного, фискального, репрессивного инструментария, технологии и механизмов осуществления).
—  tags: эссе-клуб, БИБЛИОПОСТ, альманах, OMIZDAT, BIBLIOPOST
OM ОМ ОМ программы
•  Программа TZnak
•  Дискуссионный клуб
архив ЦМК
•  Целевые программы
•  Мероприятия
•  Публикации

сетевые издания
•  Альманах Эссе-клуба ОМ
•  Бюллетень Z.ОМ
мусейон-коллекции
•  Диалоги образов
•  Доктрина бабочки
•  Следы слова
библиособрание
•  Нообиблион

специальные проекты
•  Версэтика
•  Мнемосина
•  Домен-музей А.Кутилова
•  Изборник вольный
•  Знак книги
•  Новаторство

OM
 
 
18+ Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру
лицами младше 18 лет и гражданами РФ других категорий (см. примечания).
OM
   НАВЕРХ  UPWARD