Мультипроект ОМ • Включайтесь!
2018.04.24 · 23:07 GMT · КУЛЬТУРА · НАУКА · ЭКОНОМИКА · ЭКОЛОГИЯ · ИННОВАТИКА · ЭТИКА · ЭСТЕТИКА · СИМВОЛИКА ·
Поиск : на сайте


ОМПубликацииБюллетень ЭКОКУЛЬТЭкополитика • Государство
2012 — Кассал Б.Ю. — «Птичья гавань» в составе национального парка (часть 1)
.
Сетевое издание по вопросам экологической культуры
Бюллетень ЭКОКУЛЬТ
ЭКОПОЛИТИКА • ГОСУДАРСТВО


Кассал
Борис Юрьевич

президент Омского областного клуба натуралистов «Птичья Гавань»,
действительный член Русского географического общества (РГО),
доцент, кандидат ветеринарных наук


«Птичья гавань»
в составе национального парка

• часть 1


Термин «национальный парк» появился в США, где особо охраняемые природные территории этого типа возникли уже во второй половине ХIХ века. Основным принципом организации национальных природных парков (НПП) было сохранение ценных природных объектов «для пользы и блага нации», т.е. при условии свободного посещения людьми, но с исключением из традиционного утилитарного хозяйственного использования. «Принципиальным их отличием от заповедников был прежде всего элемент коммерческой деятельности, получение дохода и слабое развитие научных исследований» [21].
В первый период своего существования НПП во многих странах мира преследовали главным образом природоохранительные цели и сыграли в этом отношении очень большую роль. Однако проблема отдыха на лоне природы, особенно в форме туризма, уже с середины ХХ века обрела невиданное значение. Рекреация, как называют эту форму отдыха, вслед за промышленностью и сельским хозяйством, во всём мире стала важнейшим потребителем ресурсов природной среды и территории. «Туристический взрыв» привёл к тому, что в НПП устремились сотни миллионов людей [2]. Это было закономерно, поскольку массовый допуск посетителей в НПП (хотя бы на некоторую часть территории) всегда был существеным атрибутом их деятельности [17]. Поэтому в течение ХХ века десятки миллионов людей посещали НПП Африки, Азии, Америки. В результате использование охраняемых территорий в рекреационных целях приносило иногда больший доход, чем разработка на этих территориях полезных ископаемых или развитие сельского хозяйства [5, 15, 17]. Вслед за промышленностью и сельским хозяйством рекреация стала важнейшим направлением в использовании природных ресурсов и окружающей человека среды [15].
Во всём мире НПП являются основной формой, а также основной номинальной категорией охраняемых участков природы (ландшафтов) [2, 17]. К настоящему времени НПП имеются почти во всех странах [5]. Сейчас во всём мире функционирует около 2000 НПП [18]. Широкой мировой известностью пользуются более 720 НПП, в которых сосредоточены огромные богатства природы [5]. Из них 33 НПП имеют территории размером от 1 млн.га и больше. В числе крупных НПП мира – Гренландский (7 млн.га), Центрально-Калахарский в Африке (свыше 5 млн.га), Йеллоустонский в США [19]. Кроме указанных, к наиболее известным НПП относятся также Высокие Татры (Восточная Европа), Казиранга (Индия), Гранд Каньон (Северная Америка), Серенгети (Африка) [18]. В отличие от заповедников, районы для организации НПП во всём мире выбирались не по принципу представительности в них того или иного типичного для страны или области ландшафта, а исходя из привлекательности, красоты и эстетической ценности или уникальности района [2]. В результате в одной природной зоне может быть несколько НПП, а в другой – не быть ни одного [17].
Однако в России развитие заповедного дела пошло иным путём, и история появления, становления и функционирования НПП в нашей стране, начавшаяся в первой половине ХХ века, ещё далека от своего завершения. На Первом Всероссийском съезде по охране природы в 1929 году профессор Д.Н.Кашкаров говорил о необходимости создания специальной сети охраняемых территорий – НПП – для широких масс туристов и обеспечения отдыха трудящихся в целях сбережения ценных природных участков. Д.Н.Кашкаров подчёркивал, что речь идёт об организованном туризме и считал необходимым создание в НПП трёх зон: зоны абсолютной заповедности, зоны для педагогических целей и для отдыха, зоны неограниченного доступа широким массам посетителей [13]. Однако НПП, как самостоятельные объекты, в то время так и не были созданы, поскольку уже тогда государственно-тоталитарная экономическая система СССР была в состоянии обеспечивать самый жесткий природоохранный режим в форме полного заповедания территорий от населения, не имея необходимости в организации других равнозначных по масштабности прироохранных форм. И лишь во второй половине 60-х годов профессор И.И.Пузанов вновь напомнил о необходимости создания НПП, причём его статья, опубликованная в массовом журнале «Охота и охотничье хозяйство» [20], вызвала резкие протесты других учёных, опасавшихся использования в качестве НПП существующих заповедников [6]. Апологетам природоохранной деятельности в России было достаточно трудно принять идею НПП, в результате чего акценты в их определениях постоянно смещались в сторону полного заповедания территорий, и компромисс находился с трудом: «...В отличие от пригородных зон отдыха, предназначенных прежде всего для массового отдыха, в НПП допускается строго регламентированное посещение их группами или индивидуально» [2].
Несомненно, понимание НПП, как развлекательного учреждения, сдерживало развитие этой формы охраны территорий. Поэтому до начала 1970-х годов на всём пространстве СССР при взятии под охрану новых сколько-нибудь географически значимых территорий со всеми их абиотическими и биотическими компонентами заповедники оставались единственной формой организации этой работы. Отсутствие НПП, как самостоятельной категории, а также использование ряда заповедников не по назначению привело к тому, что уже в середине ХХ века многие отечественные авторы предлагали разграничить функции НПП и заповедников, используя заповедники только в научных целях, а парки – для охраны природы и регулируемого туризма [21].
В результате только в 1971-1974 годах в СССР (в Прибалтике) были созданы первые НПП площадью 380 тыс.га [2, 8, 9, 19, 21], а к 1983 году были созданы и начали функционировать уже семь НПП общей площадью 408 тыс.га: Лахемааский, Карпатский, Гауя, Литовский, Аль-Арча, Севан, Кодры. Впоследствии были созданы Сочинский, Самарская Лука, Лосиный остров и ряд других государственных НПП. Всего в СССР к 2000 году предполагалось создать еще 20-25 таких парков первой очереди на площади около 4 млн. га [8, 9, 17], из них в России – на площади около 2 млн.га. С середины 1970-х годов приступили к организации ещё некоторых НПП, например, Байкальского, а другие (Селигерский, Северомосковский, Кавказский и др.) находились в той или иной стадии проектирования [2]. В дальнейшем предполагалось, что НПП займут площадь не менее 10 млн.га, или 0,4% территории страны [15]. К настоящему времени тенденция к образованию новых НПП получила дальнейшее развитие, более того, возникла необходимость преобразования в НПП некоторых заповедников. Эта задача облегчается тем, что изначально некоторые из них, в частности, Печоро-Илычский, проектировались и создавались как НПП [24], причём их организационное устройство предполагалось с элементами, более присущими НПП, нежели заповедникам; положение о заповедниках Наркомпроса разрешало организацию «экскурсионного дела» на заповедных территориях, однако задача содействия развитию туризма в то время даже не ставилась [21].
К концу ХХ века в России сформировались две основные точки зрения на задачи и функции НПП. Согласно первой, НПП – прежде всего природоохранительное учреждение, приближающееся по своему облику и статусу к заповеднику, но с определёнными отступлениями от заповедного режима в целях строго регулируемого туризма. Наиболее ярко выразили эту позицию А.Г.Банников и В.В.Криницкий [1], которые в своей трактовке почти полностью исходят из принятой международной классификации [3] и широко используют зарубежный опыт. Сторонники второй точки зрения [7] исходят больше из интересов рекреации и массового туризма и считают, что основная цель НПП – удовлетворение потребностей населения в отдыхе при условии определённых природоохранных мероприятий на территории парков (иначе они потеряют своё назначение). При этом в НПП могут быть и турбазы, и кемпинги, здесь могут проводиться горнолыжные соревнования, рыбная ловля и на отдельных участках даже охота [21]. В ряде случаев возможно и даже желательно сочетание заповедников и НПП: открытые для посещения более значительные по площади части НПП, окружающие заповедное ядро, могут являться, с одной стороны, охранными зонами, сдерживающими антропогенное воздействие окружающих территорий, а с другой – дополнительными местами обитания для тех популяций, которым тесно в заповеднике [26]. Вместе с тем, с крахом государственно-тоталитарной («социалистической») системы экономики в СССР и его странах-сателлитах дискуссии прошлых лет о противопоставлении достоинств и недостатков заповедников и НПП оказались никчёмными. При том, что в настоящее время, в связи с продолжающейся успешной капитализацией экономики России, государственное финансирование в полной мере не обеспечивает жизнеспособности заповедников, сохранившихся со времён существования СССР, они влачат поистине жалкое существование, подвергаясь разграблению. Поэтому коммерциализация природоохранной (и эколого-просветительской) деятельности в заповедниках становится насущно необходимым условием их выживания в новых («капиталистических») экономических условиях, и недалёк тот час, когда большая часть заповедников, если не все, будут вынуждены превратиться в НПП, поскольку при невозможности реставрации социализма в нашей стране альтернативы этому нет.

В большинстве отечественных работ начала ХХ века термины «национальный парк» и «заповедник» употреблялись как равнозначные [4, 21, 22]. Вместе с тем, НПП «… – особая форма природоохранных территорий» [18]. При этом возможна детализация этого термина: согласно принятой международной классификации, национальный парк, в отличие от природного, характеризуется преобладанием экологических задач над рекреационной деятельностью, в то время как природный парк представляет собой природно-ландшафтную территорию, используемую в основном для рекреации [19]. При этом само название парка «национальный» имеет определённый социальный смысл, поскольку возникло в противовес частной собственности на природные ресурсы, как попытка уберечь от хищнической эксплуатации и разрушения отдельные участки естественной среды, в качестве достояния всей нации. «Объявление природного комплекса национальным парком подчёркивает общегосударственное значение особо охраняемой территории и вместе с тем её доступность (в отличие от заповедника) для широких масс населения» [19]. Однако деление НПП на «национальные» и «природные» весьма условно, поскольку во многом определяется требованиями настоящего экономико-политического момента. Весь природно-заповедный фонд, как единая система, выполняет множество функций; будучи изъяты из обычного хозяйственного использования, в виду их особого значения, охраняемые участки природы дают огромный научный, экологический и социальный эффект [2].
Согласно международной классификации, НПП представляют собой «участки природного ландшафта (иногда с элементами культурного ландшафта и населёнными пунктами), охраняемые для удовлетворения потребностей населения в отдыхе» [21]. Это может быть «…участок территории (акватории), выделенный для сохранения в оздоровительных и эстетических целях, а также в интересах науки, культуры и просвещения» [2]. НПП «…объявляются изъятые из хозяйственного использования особо охраняемые природные комплексы земельного или водного пространства, имеющие экологическое, генетическое, научное, эколого-культурное значение как типичные или редкие природно-ландшафтные образования, среда обитания сообществ растений и животных, места отдыха, туризма, экскурсий населения» [19]. «НПП обеспечивают сохранение уникальных ландшафтов, редких и ценных видов растений и животных, служат прекрасным место отдыха и туризма, полностью окупают расходы на их содержание и приносят значительный доход» [15]. Возникшие в СССР в конце ХХ века государственные НПП не существенно отличались от имеющихся за рубежом национальных парков деталями природоохранных режимов, это обусловило лишь некоторые незначительные особенности их задач, структуру организации и характер деятельности [17], что и было закреплено в законодательстве [2]. В связи с этим основная задача НПП в максимально обобщённом виде определяется как «…организация рекреации при максимально возможном сохранении ландшафта» [14].
По смыслу определения, принятому Генеральной ассамблеей Международного союза охраны природы (МСОП) в 1969 году, НПП представляют собой достаточно большие территории, где охрана природы сочетается с рекреацией. Рекреационные задачи НПП не должны преобладать над природоохранными, но, в отличие от заповедников, НПП открыты для посещения туристами [18]. Это определение в общем однотипно воспроизводится в различных учебных пособиях: «…наиболее распространённым типом охраняемых территорий являются НПП. В них сочетается сохранение малоизмененных человеком живописных ландшафтов с организацией массового отдыха населения и туризмом» [15]; НПП – это «…традиционная в зарубежных странах и сравнительно новая в России форма заповедования, позволяющая сочетать охрану естественной среды от вредного воздействия хозяйственной деятельности с организацией отдыха населения и природоохранительным просвещением» [19]; НПП «…имеет особый режим охраны природы, организуемый для сбережения ландшафтов, редких объектов природного комплекса, имеющих научное, культурное, эстетическое или историческое значение. Этот режим должен обеспечить и сохранение природы, и возможность пребывания в природном парке в общем значительного количества посетителей. В НПП форма рекреационного использования оговаривается детально в каждом конкретном случае и для каждого участка. Его объём и характер целиком определяются требованиями охраны природы и могут зависеть от того, насколько неизменным необходимо оставить природные свойства территории и насколько при этих условиях может быть допущено присутствие человека» [2]. Таким образом, «…природоохранительная роль парков определяется не только тем, что на их территории осуществляется сбережение ландшафтов, растительности, животных и других объектов. Как показывает опыт, НПП привлекают туристов, «оттягивают» их от пригородных лесов, лугов, озёр и т.п., которым неорганизованный «дикий» туризм очень часто наносит серьёзный ущерб» [2]. Впрочем, «…во многих НПП стран Азии и Африки допускается, но с некоторыми ограничениями, хозяйственная деятельность, рубка леса, пастьба скота» [17].
Российские учёные интерпретировали определение НПП различно, до известного времени пытаясь объяснить отсутствие необходимости НПП в СССР через особенности уже сложившейся в стране природоохранной системы и вследствие не проработанности данного вопроса допуская противоречия в определениях: с одной стороны – «…охрана естественных местообитаний в сочетании с рекреационным обслуживаним населения связано с необходимостью поддержания целостности природных экосистем, поэтому национальные парки приравнивают, с точки зрения охраны живой природы, к заповедным территориям»; с другой стороны – НПП «…являются категорией охраняемых естественных местообитаний, главная задача которых – рекреационное обслуживание населения» [26]. Тем не менее, к концу ХХ века в России сложилось относительно однородное мнение о том, что НПП «…создаются с целью сохранения природно-ландшафтного комплекса, генетического фонда растений и животных, памятников природы, истории и культуры в неизменном состоянии, ведения научно-исследовательской работы по изучению природных экосистем, организации отдыха и туризма, ведения пропаганды знаний о природе» [19]; «…специально разработанные положения о национальных парках ставят основной целью этих организаций сохранение типичных и живописных ландшафтов вместе с памятниками природы, истории, культуры и архитектуры, а также сохранение и увеличение генетического фонда флоры и фауны при одновременном улучшении организации туризма и отдыха без ущерба для природы» [21].
Согласно постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О дополнительных мерах по усилению охраны природы и улучшению использования природных ресурсов» от 01.12.1978 г., было разработано Типовое положение о государственных НПП, утверждённое Госпланом СССР и ГКНТ СССР в апреле 1981 года. Согласно Положению, государственные НПП «…образуются для сохранения природных комплексов, имеющих особую экологическую, историческую, эстетическую ценность в силу благоприятного сочетания естественных и культурных ландшафтов, и использования их в рекреационных, просветительных, научных и культурных целях» [15, 17, 18].
Все НПП могут быть подразделены по меньшей мере на четыре типа: открытые, курортные, полузакрытые, заповедные [18].
1. В открытых НПП (их немного и они нетипичны) осуществляется общая охрана ландшафтов (пейзажей) и в то же время сохраняются традиционные для местного населения формы землепользования; вся или почти вся территория их доступна для публики.
2. Курортные НПП обычно расположены вокруг климатических и бальнеологических курортов; в них охраняются климатообразующие компоненты ландшафта. Здесь допускается коммерческая эксплуатация природных ресурсов в той мере, в которой она не вступает в противоречие с основными целями НПП. Доступ публики на территорию курортного НПП открытый или почти открытый.
3. Полузакрытые НПП наиболее типичны и преобладают в большинстве стран. На большую часть территории таких парков посетителей не допускают. Охраняют здесь ценные ландшафты, экосистемы, а также отдельные виды растений и животных. Открытая часть специально приспособлена для туристов: оборудованы подъездные пути, экскурсионные тропинки и дороги, смотровые площадки, кемпинги, гостиницы, рестораны. В последнее время сферу бытового обслуживания стремятся вынести за пределы парков. НПП такого типа полностью изъяты из коммерческого пользования, допускается лишь соответствующее их целям регулирование природных компонентов, в том числе животного мира.
4. Заповедные НПП почти полностью закрыты для туризма, причём посетители в отведённой для экскурсии части передвигаются по строго определённым маршрутам. Основная задача заповедных НПП – сохранение природы в интересах науки [18].

Таким образом, от НПП можно «…отличать национальные природно-культурные, историко-культурные парки, в которых преобладают памятники дворцовой архитектуры, садово-паркового искусства. Такие парки не относятся к охраняемым природно-заповедным комплексам» [19]. Но можно этого и не делать, если принять приведённую выше систему градации, в соответствии с которой перечисленные парки могут быть отнесены к «открытым», «курортным» или аналогичным им. Даже заявление о том, что «…природные парки – это не парки культуры и отдыха и не зоны массового отдыха; здесь не могут иметь место развлечения искусственного характера – аттракционы, спортивные соревнования, игры и другие формы, организация которых возможна и вне парка. В равной мере природные парки не ботанические и зоологические сады (они составляют особую категорию природно-заповедного фонда). Тем более, природные парки не являются образцовыми лесхозами и спортивными охото-рыболовными хозяйствами» [2], – в общем контексте оказывается весьма условно, поскольку все эти объекты могут быть включены в НПП на компонентной основе, как в рекреационном режиме различных категорий, так и в заказном и заповедном режиме.
Опыт зарубежных НПП показывает, что, в зависимости от природных условий и уровня организации посещения, предельно допустимая нагрузка на 1000 га рекреационно используемых участков в год составляет от 1 до 5 тыс. человек. На закрытые для посещения участки заповедной зоны и места проведения рекультивации ландшафта приходится не менее 75% территории [15]. По мнению других авторов, «…заповедные и заказные территории должны составлять 90-95% площади парка»; «…по международным рекомендациям закрытые для посещения заповедные участки должны быть больше 1000 га» [2].
Согласно установленному порядку, НПП создаётся по решению Совета Министров [17, 19]. Правовой режим НПП регулируется республиканским законодательством: положениями о природно-заповедном фонде, положениями о национальных природных парках, уставами (положениями) об отдельных национально-природных комплексах, а также отраслевыми природноресурсовыми законодательствами об охране земель, вод, лесов, недр, животного мира и т.д. [19].
Международное понятие «национальный парк» (принятое Международным союзом охраны природы и природных ресурсов в 1969 г.) включает следующие основные требования (международные критерии) к организации парка:
1) относительно большие размеры территорий, на которых он расположен (площадь не мене 1000 га);
2) соответствующее зонирование территории;
3) наличие ценных в научном и познавательном отношении природных ландшафтов или объектов;
4) относительную сохранность природных комплексов;
5) прекращение эксплуатации природных ресурсов;
6) разрешение посещения парка туристами при определённых условиях;
7) управление парка центральными государственными организациями (в отличие от парков штата, провинции, графства и т.д. – подчинённость центральному государственному органу), [2, 15].

Однако, на уровне отдельного государства размер парковой территории зависит от конкретных природно-географических условий и не может быть меньше предусмотренного по стране минимума (например, 200 га), ибо в противном случае такой комплекс переводится на режим ландшафтного заказника [19]. При этом «…участки земли, её недра и водные пространства со всеми находящимися в их пределах природными объектами предоставляются в пользование НПП в установленном порядке. Территории НПП могут включать участки земли и водного пространства других землепользователей и учитываются при разработке районных схем землеустройства» [17, 18]. «Территория парка, как правило, не изымается из основного пользования и остаётся в ведении соответствующего органа, который и несёт ответственность за охрану данного природного комплекса. Функции контроля и координации возлагаются на государственные комитеты по охране природы» [19]. «Хотя НПП юридически самостоятельные организации, они располагаются на территориях различных землепользователей: лесхозов, совхозов и т.д., которые в своей деятельности должны учитывать интересы охраны природы и рекреации. Поскольку положение о НПП утверждено Советом министров, оно обязательно для всех учреждений» [21]. Однако сочетать интересы отдельных хозяйственных предприятий с общими задачами НПП нелегко. Недостаточно определена и экономическая обеспеченность НПП [21]. К тому же другие авторы утверждают нечто обратное цитируемому: при образовании НПП «…участки земли, её недр и водного пространства со всеми находящимися в их пределах природными объектами изымаются из хозяйственной эксплуатации и предоставляются в хозяйственное пользование государственным НПП» [17]; «…на территории парка и в пределах его охранных зон запрещается любая деятельность, которая может причинить вред охраняемому комплексу и его отдельным объектам» [19]; «…на территориях НПП ограничивается и строго регулируется хозяйственная деятельность: запрещается строительство дорог, линий электропередачи и связи, движение транспорта вне установленных мест, свободное пребывание туристов и т.д.» [21]; «…на территории НПП предусмотрен запрет многих видов хозяйственной деятельности, в том числе рубки главного пользования, заготовка растений, выпас скота, охота и промысловая рыбная ловля, уничтожение и отлов животных, нарушение условий существования растений и животных, сбор коллекций, изыскательские работы, разработка полезных ископаемых, эксплуатация водных ресурсов, сплав леса по водотокам и водоёмам, организация массовых спортивных и зрелищных мероприятий, организация стоянок, установка палаток, разведение костров вне пределов предусмотренных для этих целей мест, строительство и эксплуатация хозяйственных, промышленных и жилых объектов, не связанные с деятельностью НПП, и т.д.» [18]. Это объясняется неизбежностью того, что «…наплыв людей повлёк за собой возникновение во многих парках т.н. туристической эрозии, т.е. разрушение целостности природных комплексов. Возникло острое противоречие между двумя задачами национальных парков: охраной природы и рекреацией. Это противоречие неразрешимо, потому что НПП – источник огромных и всё возрастающих доходов. Вместе с тем, при правильной организации НПП имеют очень большое природоохранительное значение» [2].
На органы, осуществляющие управление парком, и администрацию парка возлагаются задачи: обеспечение охраны и целевого, рационального использования природного комплекса парка, проведение предупредительных и восстановительных мероприятий, направленных на сохранение естественной среды в условиях её рекреационного использования, содействие научно-исследовательской работе, организация отдыха населения и туризма, развёртывание экологической пропаганды [19]. С этой же целью на территории НПП разрешено проведение мероприятий, необходимых для сохранения и восстановления природных комплексов и объектов, а также для повышения рекреационных и эстетических свойств данной местности. Лица и организации, виновные в нарушении режима НПП, привлекаются к ответственности в установленном порядке в соответствии с соответствующим законодательством [18]. Кроме того, в НПП «…предусматривается организация научно-исследовательской и просветительской работы, направленной на решение вопросов теории и практики охраны природы, ознакомление населения с различными памятниками, достопримечательностями и т. п. В этих целях территория парка делится на несколько зон» [21]. «Правовой режим природного комплекса парка строится по принципам функционального зонирования» [19]; «…чтобы территориально разграничить различные режимы пользования, в природном парке проводится природоохранительно зонирование с выделением зон различной внутрихозяйственной организации и режима охраны» [2].
Общепризнанным является деление территории НПП на зоны различных категорий в количестве до шести:
1) зона абсолютного покоя, находящаяся на режиме заповедника, закрытая для посещения. В ней запрещена всякая хозяйственная деятельность и строительство, а пребывание людей допускается лишь по особым разрешениям;
2) зона относительного покоя, находящаяся на режиме, характерном для ландшафтного заказника, закрывающаяся на определённый срок. Это природные ландшафты, где запрещены работы, обусловливающие необратимые изменения природы (мелиорация, разработка полезных ископаемых, регулирование водности водоёмов и т.д.); леса в этой зоне являются заповедными, осуществление застройки строго ограничено. Режим заказника устанавливается в местах воспроизводства животных (места нереста рыб, гнездовья птиц, логова зверей и т. п.), нахождения особо ценных ботанических объектов для их восстановления и др. В зоне заказного режима разрешается обычно только пешеходная (безмоторным способом) форма посещения, по строго ограниченным маршрутам небольшого количества людей на короткий срок;
3) рассредоточенные зоны пассивного отдыха с режимом заказника ограниченного посещения, в которых в ограниченном масштабе допускается хозяйственная деятельность, развитие зон отдыха и разработка полезных ископаемых; леса этой зоны относятся к категории лесопарков. В этой зоне в местах уникальных образований природы, например, водопадов, геологических обнажений, редких экземпляров деревьев и т.п., возможно установление режима памятников природы;
4) зона активного отдыха с режимом рекреационного заказника свободного посещения, где разрешается строительство (с условием повышенных архитектурных требований и без возникновения посёлков городского типа), – это участки естественных природных ландшафтов, используемых для отдыха людей. Леса в этой зоне лесопарковые, ведётся хозяйство для усиления их оздоровительных качеств;
5) хозяйственно-вспомогательная (сельскохозяйственная) зона свободного посещения, включающая учреждения сферы обслуживания, в которой осуществляется интенсивное использование земель, но к работам, изменяющим облик и состояние ландшафта, предъявляются повышенные ландшафтно-архитектурные требования. В ней возможно создание краеведческих музеев, небольших зоопарков и ботанических садов с показом местной фауны и флоры, а также кинолекториев, консультативных пунктов по охране природы и т.п.;
6) нейтральные предпарковые зоны свободного посещения. В интересах обслуживания нужд посетителей в этих зонах проводится дополнительное зонирование и выделяются участки для организации парковых видов обслуживания, отводятся полосы для строительства грунтовых дорог с односторонним движением, места остановок, смотровые площадки и т.п. Разработка двух-трёхступенчатого зонирования свободных территорий (по концентрическому или иному принципу) основывается на продуманном размещении средств массовой рекреации, привлекающих большинство посетителей к наименее уязвимым участкам, например, пляжам у границы парка. При въезде в НПП могут быть организованы центры бытового обслуживания небольшого масштаба (палаток с напитками, водных источников, мест стоянок машин и пр.). За границами НПП в нейтральной предпарковой зоне располагаются все капитальные сооружения, в том числе гостиничные комплексы, мотели и т.п. В больших парках могут быть выделены оборудованные места для ночлега (расчищенные площадки для палаток, очаги с запасом дров и т.п.), [2].
Соотношение между зонами различное и определяется тем, какие задачи – экологические или рекреационные – преобладают в деятельности данного парка [19]. В больших НПП, расположенных далеко от крупных населённых пунктов, например, Байкальском или Северо-Уральском, помимо заповедных участков было запланировано выделение значительных зон свободного посещения и устройство гостиниц и кемпингов при въезде. В некоторых случаях предполагалось выделение участков для спортивной рыбной ловли, например, в Иссык-Кульском или Селигерском НПП. В ряде парков, например, Литовском, проектировалось создание этнографическо-исторических участков с сохранением для демонстрации старых форм поселения (деревень, ферм) с былыми орудиями земледелия и охоты, утварью и пр. В равной мере НПП могут содержать участки исторических мемориалов (Шушенский) или археологические и исторические памятники (Армянский, Соловецкий). Вместе с тем, в НПП, располагаемых в непосредственной близости от городов или крупных поселений (например, «Северомосковский парк» или НПП «Русский лес»), а также частично или полностью внутри городских границ (например, НПП «Лосиный остров»), не предполагалось устройство гостиниц, при одновременном сокращении в них до минимума зоны свободного посещения и строгого ограничения времени пребывания и количества посетителей [2]. Однако такая точка зрения на пригородные и городские парки является весьма спорной, поскольку они в определённой степени представляют собой более или менее искусственные биоценозы. Но ценность пригородных и городских парков определяется не тем, насколько точно они копируют природу, а тем, насколько благотворно они влияют на пользующееся ими население городов. Открытые пространства в городах не являются ещё сами по себе благом; сооружение парков и жилых кварталов вокруг них должно планироваться и видоизменяться взаимозависимо: «Городские парки – это не абстракция и не механическое скопище оздоровляющих тело и возвышающих дух достоинств. Парки представляют собой пустое место, когда они не приносят ощутимой пользы, а следовательно, и сами не могут использовать на себе ощутимого – благотворного или губительного – влияния со стороны жилых кварталов. Идеальным парком был бы такой, в котором удовлетворение потребностей деревьев, кустарников, птиц и других живых тварей приносило бы и человеку максимально разнообразную пользу. Трудно представить себе в области эксплуатации сообществ задачу, более сложную и более достойную приложения усилий» [25].
Для того, чтобы НПП выполняли свои природоохранительные функции, они должны не только осуществлять ряд мероприятий по охране ландшафтов и объектов, но и быть привлекательными для посетителей. Последнее определяет два важных момента при их организации: выбор места для парка и решение инженерно-биологических задач [2].
Инженерно-биологические задачи при организации НПП многообразны, сложны и требуют значительного времени. Сущность их сводится к необходимости:
1) установить размеры и границы парка так, чтобы обеспечить возможность существования внутри его территории в течение всех сезонов определённых растений и животных;
2) проложить маршруты и соорудить смотровые площадки в местах, обеспечивающих показ основных охраняемых объектов, и при этом максимально изолировав поток туристов от обитателей парка;
3) провести зонирование территории (выделение заповедных, заказных, демонстративно-экспозиционных, хозяйственных участков бытового обслуживания и др.) с таким расчётом, чтобы гарантировать сохранность ландшафтов и объектов при обеспечении максимальной наглядности парка и удобства для посетителей [2, 15, 17].
Однако слепое следование некоторым зарубежным образцам (в частности, африканским) привело к абсурдным определениям инженерно-биологических задач НПП, кочующим из одного учебника в другой: «…устройство НПП, правила их деятельности в основном определяются такой схемой. Размеры парка и его границы, проходящие обычно по каким-то естественным рубежам (реке, горной гряде и т.п.), обеспечивают существование внутри его территории в течение всех сезонов крупных животных» [17]: «…границы НПП обычно проходят по естественным рубежам: рекам, горным хребтам, ущельям и т.д. Площадь НПП позволяет обитать на его территории большим стадам крупных животных» [15]. Такие определения тем более сомнительны, поскольку на территории Евразии «большие стада копытных животных» – лошади, бизоны (зубры), сайгаки, олени, дикие козлы и бараны, овцебыки, а также мамонты и др. – были уничтожены ещё в неолите или чуть позже. Но это не значит, что в Евразии, и в т.ч. в Западной Сибири, нет оснований для обустройства НПП. Тем более, что имеется множество примеров организации зарубежных НПП на территориях, где «большие стада копытных животных» отсутствуют в принципе.
Рекреационная ёмкость является главной хозяйственной нормой при организации посещения территории, применение которой гарантирует длительную сохранность природных ландшафтов парка. Она выражается в максимальном количестве посетителей на единицу площади, которые могут находиться на определённой территории в течение времени, предусмотренного режимом парка, без нанесения ей ущерба. Величина рекреационной ёмкости зависит от устойчивости природных биогеоценозов к нагрузке и психических факторов, влияющих на активность воздействия парка на посетителей. ёмкость определяет планировочную структуру территории, густоту и расположение дорожно-тропиночной сети, пропускную способность различных участков (однодневную, сезонную, годовую), вместимость учреждений обслуживания [2].

→ продолжение статьи: часть 2

___________________________
1. Банников А.Г., Криницкий В.В. Ускорить организацию национальных парков // Охота и охотничье хозяйство, 1975. – №9. – С.3-4.
2. Банников А.Г., Рустамов А.К. Охрана природы. – М.: Колос, 1977. – С.176-183.
3. Борисов В.А. Вопросы классификации заповедных территорий (с учётом зарубежного опыта) // Научные основы охраны природы. – В.2. – М., 1973. – С.55-59.
4. Брызгалин Г.А., Захаров Б.А. Что такое национальные парки и для чего они учреждаются? – Харьков: Б.и., 1919. – 42 с.
5. Воронцов А.И., Харитонова Н.З. Охрана природы. – М.: Высшая школа, 1977. – С.353.
6. Гептнер и др. В защиту заповедников // Охота и охотничье хозяйство, 1968. – №7. – С.2-3.
7. Дормидонтов Р.В. Боржоми нужен национальный парк // Охота и охотничье хозяйство, 1973. – №3. – С.2-3.
8. Забелина Н.М. Национальный парк. – М.: Мысль, 1987. – 172 с.
9. Забелина Н.М., Аралова Н.С. Путешествие в национальный парк. – М.: Физкультура и спорт, 1990. – 192 с.
10. Кассал Б.Ю. Календарь Птичьей Гавани. – Омск: ОмГУ, НОК «Образование плюс», 2000. – 152 с.
11. Кассал Б.Ю. Птичья Гавань // Земля, на которой мы живем. Природа и природопользование Омского Прииртышья / Под ред. В.Н.Русакова. – Омск, 2002. – 576 с. – С.488-491.
12. Кассал Б.Ю. Эволюция водоёмов памятника природы «Птичья Гавань» // Естественные науки и экология: Ежегодник. Вып.5: Межвуз. Сб. Науч.тр. – Омск: ОмГПУ, 2000. – С.69-75.
13. Кашкаров Д.Н. Национальный природный парк // Труды I-го Всероссийского съезда по охране природы. 1929 г. – М.: Сельхозгиз, 1930. – С.45-49.
14. Криницкий В.В. Проблемы охраны территорий в промышленно развитых районах мира // Охрана природы и рациональное использование диких животных: Сб.науч.тр. – М., 1974. – С.22-28.
15. Михеев А.В., Константинов В.М. Охрана природы. – М.: Высшая школа, 1986. – С.184-185.
16. Николаевский А.Г. Национальные парки. – М.: Агропромиздат, 1985. – 174 с.
17. Охрана природы // Михеев А.В., Галушин В.М., Гладков Н.А. и др. – М.: Просвещение, 1987. – С.203-204.
18. Охрана природы: Справочник // Митрюшкин К.П., Берлянд М.Е., Беличенко Ю.П. и др. – М.: Агропромиздат, 1987. – С.161-163.
19. Правовая охрана природы // Под ред. В.В.Петрова. – М.: Изд-во Моск.ун-та, 1980. – С.226-228.
20. Пузанов И.И. Нам нужны национальные парки // Охота и охотничье хозяйство, 1968. – №2. – С.2-3.
21. Реймерс Н.Ф., Штильмарк Ф.Р. Особо охраняемые природные территории. – М.: Мысль, 1978. – С.50-54.
22. Соловьев Д.К. Заповедники, их выделение, значение, организация и пр. // Саянский охотничье-промысловый район и соболиный промысел в нём. – Петроград: Б.и., 1921. – С.44-62.
23. Типовое положение о государственных национальных природных парках, утв.Госпланом СССР и ГКНТ СССР, 1981 г., 17 апреля.
24. Шиллингер Ф.Ф. Информационный отчёт о работе Печеро-Илычской экспедиции в обществе охраны природы в 1929 г. // Охрана природы, 1929. – №6. – С.22-25.
25. Эренфельд Д. Природа и люди. – М.: Мир, 1973. – С.221-223.
26. Яблоков А.В., Остроумов С.А. Охрана живой природы: проблемы и перспективы. – М.: Лесн.пром-ть, 1983. – С.213.

© Б.Ю. Кассал, 2012
адрес эл.почты автора: bykassal@mail.ru



Первая публикация: Кассал Б.Ю. «Птичья Гавань» в системе национального парка // Изучение экосистемы природного парка «Птичья Гавань»: Сб.науч. статей // Под ред. Б.Ю.Кассала. – Омск: Изд-во ОмГПУ, ООО «Издательский дом "Наука”», 2003. – 210 с. – С.168-187.

Опубликовано:

06.11.2012
Бюллетень ЭКОКУЛЬТ • Рубрика «Экономика экологии»

Статьи по теме ПТИЧЬЯ ГАВАНЬ:

• Макаров С.С. По поводу статьи Б.Ю.Кассала «Птичья гавань. Зелёное строительство» (письмо)
• Кассал Б.Ю. Птичья гавань. Зелёное строительство
• Кассал Б.Ю. «Птичья гавань» в составе национального парка
• Бобренко Е.Г. Природный парк «Птичья гавань»
• Кассал Б.Ю. Ещё один день в Птичьей Гавани


 
 
Автор : Кассал Борис Юрьевич  —  Каталог : Экополитика • Государство
Все материалы, опубликованные на сайте, имеют авторов (создателей). Уверены, что это ясно и понятно всем.
Призываем всех читателей уважать труд авторов и издателей, в том числе создателей веб-страниц: при использовании текстовых, фото, аудио, видео материалов сайта рекомендуется указывать автора(ов) материала и источник информации (мнение и позиция редакции: для порядочных людей добрые отношения важнее, чем так называемое законодательство об интеллектуальной собственности, которое не является гарантией соблюдения моральных норм, но при этом является частью спекулятивной системы хозяйствования в виде нормативной базы её контрольно-разрешительного, фискального, репрессивного механизмов и инструментов).
—  tags: Птичья гавань, национальный парк
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация   Вход
OM ОМ ОМ программы
•  Программа TZnak
•  Дискуссионный клуб
архив ЦМК
•  Целевые программы
•  Мероприятия
•  Публикации

сетевые издания
•  Альманах Эссе-клуба ОМ
•  Бюллетень Z.ОМ
мусейон-коллекции
•  Диалоги образов
•  Доктрина бабочки
•  Следы слова
библиособрание
•  Нообиблион

специальные проекты
•  Версэтика
•  Мнемосина
•  Домен-музей А.Кутилова
•  Изборник вольный
•  Знак книги
•  Новаторы России

OM
 
 
18+ Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру
лицами младше 18 лет и гражданами РФ других категорий (см. примечания).
OM
   НАВЕРХ  UPWARD