Мультипроект ОМ • Включайтесь!
2020.07.07 · 06:30 GMT · КУЛЬТУРА · НАУКА · ЭКОНОМИКА · ЭКОЛОГИЯ · ИННОВАТИКА · ЭТИКА · ЭСТЕТИКА · СИМВОЛИКА ·
Поиск : на сайте


ОМПубликацииЭссе-клуб ОМВЕРСЭТИKА
ВЕРСЭТИKА — Е.Д.Фельдман — Оттон Великий — [действие I.]
.
Альманах рукописей: от публицистики до версэ  Сетевое издание Эссе-клуба ОМ
ЭК Евгений Фельдман
ВЕРСЭТИKАVERSETHICS
VE
Оттон Великий
Трагедия
в пяти действиях
Джон Китс
перевод: Е. Фельдман
Действующие лица
Оттон Великий, германский император.
Лудольф, его сын.
Конрад, герцог Франконский.
Альберт, рыцарь, любимец Оттона.
Сигифред, военачальник, друг Лудольфа.
Теодор, военачальник.
Гонфред, военачальник.
Этельберт, настоятель монастыря.
Герса, венгерский князь.
Венгерский военачальник.
Врачеватель.
Паж.
Придворные, рыцари, слуги и воины.
Эрминия, племянница Оттона.
Аранта, сестра Конрада.
Знатные дамы и их слуги.
Место действия
Замок Фридбург, его окрестности и
венгерский лагерь
.
Время действия
Один день.
——— ———
——— ———
Действие I.
Сцена 1.
Покои замка Фридбург.
Входит Конрад.

К о н р а д
Я выбрался из подлой заварухи
И уцелел, где тысячи погибли.
За преступленья – лаврами увенчан
И титулом за ложь вознаграждён.
Итак, удача поднимает парус…
Попутного ей ветра! Я сумел
От шеи отвести топор враждебный,
И герцогский блестящий замок мой
Не потрясла венгерская петарда.
А вы, рабы, трудитесь, добывая
Мне серебро и золото, чтоб мастер
Из них мне сделал кубок драгоценный,
Который подсластит вино любое.
Но – что стою, о чём я тут болтаю?
Где, где Арáнта? Новости принёс
Я для неё.
Входит Аранта.

А р а н т а
А, Конрад! Как дела?
Я вижу по тебе, мы побеждаем.
Ну, что Оттóн? Как там Лудóльф, Альбéрт?
К о н р а д
Забудем ссоры прежние, сестра.
Волнуюсь, как ребёнок: я хочу
Поведать о фортуне нашей доброй.
А р а н т а
Волнуешься? Так новости важны?
К о н р а д
Важны настолько, что пред тем, как я
Промолвлю слово, брошу лишь намёк
На те событья, слыша о которых
Ты покраснеешь, грешная душа,
Ты принесёшь торжественную клятву…
А р а н т а
Ты – лицемер. Однако, знай же меру!
Какую клятву ждёшь ты от меня?
К о н р а д
Поверь хоть раз: всё то, что я скажу,
Не россказни безумца и банкрота,
И в то, что я скажу тебе, Аранта,
Ты вникни проницательным умом.
Ещё совсем недавно бунтовал
Я против императора; к восстанью
Я подстрекал наследника его;
Мутил дворян, – сих птенчиков раздора,
Высиживал в гнезде своих амбиций, –
И всё же, вопреки всему, сегодня
Я – правая рука его, сегодня
Я – друг его, соратник, фаворит!
А р а н т а
Тобою, брат, нельзя не восхищаться,
Но – фаворит…
К о н р а д
Сестрица, я момент
Не упустил, когда его увидел.
Венгерцы собирались по углам,
И – грянули внезапно. Я решил,
Что верность нынче выгодна; принёс
Присягу императору; привёл
Его штандарты, красные от крови,
К победе во вчерашней страшной битве,
И гнев острейший, лезвие его,
В благоволенье тотчас превратилось.
А р а н т а
Я рада за тебя и поздравляю.
Однако, мне-то что до этих дел?
К о н р а д
Они ко мне имеют отношенье
Такое непосредственное, что…
Дай клятву мне, сестра!
А р а н т а
О чём, скажи,
О ком ведёшь ты речи?
К о н р а д
Об Альберте!
А р а н т а
Ах, об Альберте… Конрад, то письмо,
Где я о нём писала, при тебе ли?
Молю тебя, ни словом и ни делом
Альберту не вреди, – ты слышишь, Конрад!
Верни письмо, – его я уничтожу!
К о н р а д
Письмо погибло. Несколько минут
Я был в плену; ограбили; бумага
Попала под копыта лошадей.
А р а н т а
Он жив?
К о н р а д
Он жив! И всё-таки сначала
Дай слово мне, что мысли об Альберте
Ты выбросишь из головы, забудешь
Его настолько, что, его увидев,
Пройдёшь, не удостоив даже взглядом,
Как будто миновав пустое место.
А р а н т а
Нет, я верна Альберту.
К о н р а д
Но тогда
Корону не наденешь ты, – а, впрочем,
Ты равнодушна к ней.
А р а н т а
К чему ты клонишь?
К о н р а д
«Верна Альберту!» Что ж, иди к нему,
Иди к тому, кто так наш дом бесчестит.
За ним в походе следуй неотступно,
Чисть портупею милому, сухарь
Дели заплесневелый при осаде.
Но нет, постой: я знаю заклинанье.
Произнесу – ты вмиг преобразишься.
Внимай: желать изволил император,
Чтоб стала ты супругою Лудольфа!
А р а н т а
Ушам не верю… За такую новость
Тебе я благодарна бесконечно.
В раю проснулась! Прошлое, как прах,
Я отряхну, и, отряхнув, забуду,
И, позабыв, раскроюсь вся, как есть!
Хвалю тебя! Гордись, мой брат, мой Конрад:
Ты голову, Юпитеру подобно,
Разбил себе, и вот из бреши лобной
Явилась я – воистину Минерва!
Но – принц Лудольф – где он сейчас?
К о н р а д
Не знаю.
Когда меня мятежные бароны
Молили испросить для них прощенье
И перед императором покорно
Склонялись на колени, принц Лудольф
Стоял поодаль – мрачно, отчуждённо,
И видел я, как царственный отец
Страдал, стремясь к душевному сближенью.
Но император будет нынче утром,
И мы увидим принца.
А р а н т а
Этот слух
По лагерю бродил минувшей ночью.
К о н р а д
Так что ж Альберт? Он мой?
А р а н т а
Его – не трогай!
И за Лудольфа царственную руку
Я не хочу – не дам вредить Альберту!
К о н р а д
Но разве я не для тебя старался?
А р а н т а
Ты – для меня? Обманывай других,
Но – не меня, мой щедрый благодетель.
Ты для меня старался? Ты хотел
Меня не просто сделать королевой,
Но мною помыкать, прекрасно зная
Мои секреты, – вечно угрожая
Разоблаченьем.
К о н р а д
Ссориться не будем
Из-за мерзавца. Кстати, вот и он!
Он жив-здоров и лёгок на помине.
Торопится… Уж лучше б умер я
И проклинал его со дна могилы
Иль утонул и клял со дна морского!
Входит Альберт.

А л ь б е р т
Желать ли утра доброго, что вам
Добро сулит без лишних пожеланий?
Наш император ваши имена,
Как сладостную песню, повторяет.
А р а н т а
Альберт мой благородный!
К о н р а д
(в сторону)
Благородный!
А р а н т а
Спасибо вам. Приветствие такое
Прекраснее любого процветанья!
А л ь б е р т
Вам, госпожа, когда б я только мог,
Я б службу сослужил не только словом.
Однако, я с приветствием чужим
Пришёл сюда: великий император
Вам шлёт кольцо, как знак своей приязни,
Одно из многих брачных украшений.
Оно прекрасней всех, что вы носили,
Прекрасней всех, что будете носить.
А вам, великий герцог…
К о н р а д
Мне? Что – мне?
А л ь б е р т
Вам хочется…
К о н р а д
Посланцем быть!
А л ь б е р т
А я
Не подхожу?
К о н р а д
Пойдём, сестра, отсюда!
Мне тошно от «Альбертов благородных»
(в сторону)
И от «Арант прекраснейших» – тошнит!
Конрад и Аранта уходят.

А л ь б е р т
(один)
Он – вне себя. Коль больше знает он,
Чем брату знать прилично о сестре,
То ссориться мне с ним – себе дороже.
Аранта – да хранит её Господь! –
Горда, честолюбива, безрассудна,
И спорить с ней я также не намерен.
Ушла, вспорхнула… Пусть летит – всё выше,
Но чахнуть я не буду – не глупец.
А вот Лудольф достоин состраданья:
Какие б ни нашёл я оправданья
Тому, что совершил я тут оплошно, –
О зле не мысля, зло я причинил, –
Нет опиума, нет успокоенья
Для совести измученной моей!
Сцена 2.
Внутренний двор замка Фридбург.
Cлышится военная музыка.
Крепостные ворота открываются.
Входит император Оттон, его приближённые, рыцари
и оруженосцы. Солдаты останавливаются в воротах.
Видны развевающиеся знамёна
.

О т т о н
А где же благородный мой герольд?
Из замка во двор выходит Конрад, сопровождаемый двумя рыцарями и слугами. За ними следует Альберт.
Аранта знает о решенье нашем?
Негоже, чтобы рваные знамёна
Её перепугали, чтобы женщин
Наш строгий, скромный быт обескуражил.
Победа!
К о н р а д
Господи, храни Оттона!
О т т о н
Победа стоит нам волос последних,
Но лучше всех врачей от скуки лечит,
И радостнее всех зовёт на пир,
И легче всех грешки прощает наши,
К тому ж, победа – лучший винодел!
Из замка выходит Аранта.
За ней – пажи, несущие шлейф, и женская свита.
Аранта подходит к императору и становится на колени
.
Благодаря, Аранта, добрым звёздам,
Благодаря моим солдатам стойким,
Я выиграл решительную битву
И, невредим, сейчас целую руку
И вам, хозяйка, и своей фортуне.
Моё кольцо! Губами прикоснуться
Я рад к нему, целуя ваши пальцы.
Храните же его: оно – залог
Того, что род наш царственный продлится.
Да, я был против вас и против сына,
Но я был слеп, а ныне взор мой – ясен.
Прозревшего простите, госпожа!
А р а н т а
Была я гневу вашему покорна,
Но вашей доброте – покорна трижды.
Снега живут под зимними ветрами,
Но умирают от приветствий солнца.
Пока вы были в гневе, я могла бы
Вам возразить, – но замерли уста
От августейшей милости внезапной.
О т т о н
Надеюсь, что капризному мальчишке
Вы будете наставницею мудрой,
Дадите всё, что нянька не смогла.
Благодарю вас, дочка. Сигифред!
А л ь б е р т
Ещё он не вернулся, повелитель.
О т т о н
Мой друг Араб нашёлся?
К о н р а д
Нет, увы.
Обращается к одному из своих рыцарей, который,
при первых словах Конрада, выступает вперёд
.
Немедля сотню всадников пошлите,
Обшарьте все равнины и дома
И объявите: всякому, кто первым
Доставит нам известье о пропавшем,
Я шлем до края золотом наполню!
О т т о н
Спасибо, добрый Конрад. После сына
Увидеть я всего сильней желал бы
Язычника Араба с быстрым взором.
Клянусь святыми, в праздничную ночь
Здесь не зажгутся факелы, и тихо
Здесь музыка вокруг не разольётся,
О мирной жизни кротко повествуя,
И красное вино мы не пригубим,
Коль первый кубок я не подниму
За здравие Араба!
А л ь б е р т
Славный вождь,
Не странно мне, что дух ваш покорил
Чужак победоносный. Дважды в битве
Я лик его оливковый увидел.
О, как Араб рассеял вражий строй!
Такого храбреца меж христиан
Я не встречал.
О т т о н
То – правда. Воин сей
Трёх Саладинов стоит. Мы на миг
Во время битвы встретились глазами,
И, мнилось, он сказал мне, торжествуя:
«Иди и отдохни, старик, – победу
Я обеспечу!»
К о н р а д
Жаль, что он не с нами.
О т т о н
Ещё как жаль! И сына – тоже нет.
Аранта, дочь, хотя бы намекните, –
И не краснейте, я прошу заранее, –
Где мой Лудольф?
А р а н т а
Я не держу секретов.
О т т о н
Не то, Аранта! Где он?
А р а н т а
Государь,
Была бы я счастливейшей из смертных,
Когда бы вас, державного отца,
Порадовала весточкой о сыне.
О т т о н
Тяжёлый день! А Гонфред с Теодором
И прочие – с указами моими
Уехали?
А л ь б е р т
Уехали.
О т т о н
И всё же –
Известий нет! Лудольф нас избегает?
Неужто и от вас, Аранта, будет
Он так же бегать? Право, стыд какой!
К о н р а д
Позвольте мне, великий государь,
Вас пригласить в свой дом. А вы дела
Тому передоверьте, чьё усердье
Уладит их за несколько часов.
О т т о н
Спасибо, Конрад. Нет, я должен видеть
Лудольфа – или… Это что за шум?
Г о л о с а
Да здравствует великий государь!
Д р у г и е  г о л о с а
Назад! Назад! Назад!
О т т о н
Что там за шум?
Из глубины сцены появляется Альберт.
Он торопливо направляется к Императору.
За сценой слышны приветственные крики солдат
.

А л ь б е р т
Там – Гéрса молодой, венгерский князь.
Он, как вожак от стада, отделён
От пленников. Он медленно идёт,
Величественный, гордый и в несчастье.
Доспех помят, но не потуплен взор.
Достойный вождь, хотел бы вечным сном
Среди своих погибших командиров
Забыться он.
Входит Герса, в цепях, сопровождаемый стражниками.

О т т о н
Альберт, как хорошо
Сказал ты здесь!
Г е р с а
Приветствий никаких
Не слышу от великого Оттона.
Ужели он меня не удостоит
И полусловом – прежде, чем велит
Меня вселить в квартиру понадёжней,
Похолодней?
О т т о н
Откуда эта блажь?
Иль неудача разум помрачила?
Г е р с а
Владыки лихорадочного мира!
Насмешники, сколь жалки, бессердечны
Вы, баловни дворцов своих надёжных,
Когда монарх, что должен попирать
Врагов разбитых согнутые шеи,
Меня безумцем кличет оттого,
Что я не на коленях – и осанну
Ему я не пою.
О т т о н
Послушай, князь,
Не славлюсь я жестокостью.
Г е р с а
Зачем
Дразнить меня столь мирными речами?
Я не хочу быть пищею желанной
Для многих любопытствующих глаз.
Зови солдат; пускай ведут в темницу!
О т т о н
И всё же ты неправ. Прошу, Аранта,
Коль хватит ваших сил, снимите цепи
С отважного солдата и вождя.
А р а н т а
(освобождая Герсу)
Да, государь, с великою охотой!
Г е р с а
Я покорён подобным обращеньем!
Оттон, Аранта, славный титул мой –
Младенец ваш, а я – ребёнок слабый:
Вы отняли меня же… у меня!
О т т о н
Дай руку мне; давай запомним ныне
Минуту эту.
Г е р с а
Ныне – и навек!
Мне стыдно за язык мой неразумный,
Но жуткий призрак мёртвых легионов
Преследует меня, – и горько мне:
Мои друзья без почестей особых
Лежат вповалку с тысячами прочих
Простых солдат в могилах неглубоких,
А мощный лагерь – вдребезги разбит!
О т т о н
Довольно, храбрый Герса, ты свободен.
Вернись к остаткам войска. Их ободри
Присутствием своим, – но не вождём
Вернись к войскам, а королём законным!
Мне ведомо, что твой коварный враг
Что отнял у тебя корону в детстве,
Таракса злой, повержен и убит.
Г е р с а
Я ухожу, Оттон великодушный.
Твои благодеянья столь весомы,
Что груз я еле поднял.
О т т о н
Нет, не то!
Прошу, пойми меня, король венгерский,
Пойми – и не толкуй меня превратно:
Тебя я ради самого тебя
Ценю – и не разыгрываю пьесу,
Чтоб громкие срывать аплодисменты,
Волнуя легковерных дураков
И потешая умников, – о нет,
Я знаю, ты в Совете осудил
Сию войну, а также вероломство, –
Вот почему я друг тебе.
Г е р с а
И если
Ты станешь мне врагом, – не по моей
Вине случится это. До свиданья!
О т т о н
Вернёшься ли на пир?
Г е р с а
Приду с охотой,
С какою сын идёт на пир к отцу.
О т т о н
(Конраду)
Скажи своим: пусть царственным эскортом
Сопроводят в венгерский лагерь Герсу.
(Альберту)
А ты, Альберт, последуешь за Герсой.
Г е р с а
Будь счастлив, император!
О т т о н
Возвращайся
Скорее, Герса, чтобы обсудить
Наш договор о мире и согласье.
Герса, Альберт, офицеры и солдаты эскорта – уходят.
Я мраморную выстрою колонну
Союзом нашим. Ты же, Конрад, стал
Второй несокрушимою колонной
В портале государства. Твой талант
И мощь твоя – в имперском пьедестале.
Когда б не ты, меня б сейчас по Праге
Водили б напоказ, как обезьяну,
В цепях, как Герсу, храброго венгерца.
И я б не ждал пощады ниоткуда:
Ведь если льва, поймав, бросают в клетку,
То кто ж его отпустит на свободу
По доброй воле? Конрад, кто ему
Подарит хоть минуту облегченья?
Я говорю сегодня принародно, –
Пусть слышат все! – поскольку откровенность
И честность – суть основа всякой власти,
И всякая утайка есть свидетель
Того, что страхи правят государством,
Где пустота царит под скорлупой, –
Итак, я говорю тебе: сколь многим
Обязан я тебе!
К о н р а д
Я только долг
Исполнил свой.
О т т о н
Нет, нет, никто на свете
Не смог бы сделать более, чем ты!
(Аранте)
Какой приём, прекрасная хозяйка!
К о н р а д
Какое счастье – наш державный гость!
Оттон собирается идти в замок, но в это время входят Этельберт и шестеро монахов.

Э т е л ь б е р т
Оттон, властитель, будь благословен!
О т т о н
Зачем ты задержал меня? Быть может,
Случилось что?
Э т е л ь б е р т
Прошу, повремени,
Чуть погоди, великий император.
О т т о н
Пожалуйста, ответь без предисловий,
Чего ты хочешь?
Э т е л ь б е р т
Я хочу, Оттон,
Свободы для смиренных, кротких узниц,
Себя всецело посвятивших Богу,
Которых враг из келий монастырских
Забрал с собой и обратил их в рабство,
Когда он здесь владычил; до сих пор
Они рыдают в лагере венгерском
У тех, кого ты в битве победил.
О т т о н
Пусть Герса их отпустит; ты истребуй
Святых сестёр, ссылаясь на меня.
Э т е л ь б е р т
Храни тебя Господь за эту помощь!
О т т о н
(Аранте)
Дай руку, дочь. Ах, где мой сын?
Вот лучший
Сопутник твой!
К о н р а д
Эй, музыка, играй!
Играет музыка. Этельберт воздымает руки,
благословляя Оттона.
Люди, один за другим, покидают сцену
.
Сцена 3.
Сельская местность.
Вдалеке виден замок Фридбург
.
Входят Лудольф и Сигифред.

Л у д о л ь ф
Теперь ты знаешь всё. Смотри ж, не выдай!
С и г и ф р е д
Дай мне привыкнуть к мысли, что Лудольф
И тот Араб – одно лицо. Отрадно,
Что нашим обеспечила победу
Могучая германская рука.
Л у д о л ь ф
Но император знать о том не должен.
С и г и ф р е д
Но почему? Мой принц, для примиренья
Ты не найдёшь удачнее минуты.
Тебе о том и звёзды говорят.
Л у д о л ь ф
И всё ж отец мой тайну знать не должен,
А звёзды – ненадёжны.
С и г и ф р е д
Знай Оттон,
Что сын его – тот самый мусульманин,
За коим он послал меня поспешно,
То, с клятвой олимпийской на устах,
Он ожидал бы там, на стенах замка,
Тебя сейчас, ходя нетерпеливо,
Вперяя взор в далёкое пространство:
Где сын его? Да вот же он, вернулся, –
Лудольф его, гроза мятежных венгров,
Кровавый сарацинский метеор,
Чей острый ятаган отвёл опасность
От головы Оттона – и повергнул
Оттона в изумленье.
Л у д о л ь ф
Помолчи;
Пусть он не у бойца прощенья просит, –
У сына! Ветеран центурион,
Чьи подвиги в походах заграничных
Осенены лесами длинных копий,
В глазах отца стоит куда как выше,
Чем я.
С и г и ф р е д
Прости, но как твой ясный ум
С гордынею ужился не пойму я.
Любить отца, но огорчать отца
Извечным непокорством? Что за яд,
Вино какое разум твой смутило?
Не хмурься, принц: я не браню тебя,
Но я скорблю с тобой.
Л у д о л ь ф
Спасибо, верю.
Ушёл я не затем, чтобы отец
Был должен сыну – или чтобы сердце
Отцовское от раны излечилось,
Которую нанёс ему наследник, –
Где б ни был я, – своё я помнил детство,
Не вовсе я отца перечеркнул,
Что утешал меня в моих печалях
И весел был от радостей моих.
Из памяти такого не изгладят
И тысячи одержанных побед,
Хоть он ко мне немилостив сегодня.
С и г и ф р е д
Ты, принц, преувеличиваешь.
Л у д о л ь ф
Разве?
Не он ли, друг, со строгостью излишней
Корил меня за каждую ошибку,
Корил, свой гнев до капли изливая,
Травил меня, как Тартар – кабана,
Изгнал на край земли, и ныне цену
Не он ли, друг, назначил за меня?
С и г и ф р е д
Но даже взбунтовавшихся баронов
Он пощадил!
Л у д о л ь ф
Да, он не бьёт лежачих,
Однако же, не только он один
Горячим, гордым сердцем обладает,
И я на зло ему отвечу злом,
А на любовь – любовью, и, надеюсь,
Мы будем квиты.
С и г и ф р е д
Может, ты и прав,
И всё ж таки явись к нему, покайся;
Бароны ведь – покаялись…
Л у д о л ь ф
Ужели
Ты честь мою не ставишь ни во что?
Прикажешь пресмыкаться перед троном?
Прикажешь лобызать его ступени?
Прикажешь перед царственным конём
Валяться в прахе – на потеху тем,
Кого вчера лишь бил? Под крик трубы
Склониться, словно чуждый флаг заёмный,
И грязную траву лизать? Просить
Прощенья там, где всех прощают скопом,
И с мразью усмирённой дань платить,
С той мразью, что меня уговорила
Презренной смуте оказать поддержку,
Блудливой лестью победив меня?
Иной барон, послушав хор вассалов,
Подумает: «Ну чем я не король?»
Какой самообман! Не знали трусы,
Что бьются в них ничтожные сердечки,
Пока угроза зеркало своё
Не показала им, – и все они
Сейчас у ног отца, как шавки, скачут,
Предав меня. Виновный меньше всех,
Сегодня я отвержен; но так будет
И завтра… Справедливо! Поделом!
С и г и ф р е д
Теперь я знаю правду. Хочешь, я
Перед твоим отцом замолвлю слово?
Л у д о л ь ф
Господь с тобой, да он не станет слушать!
Он горд, упрям, несдержан и горяч.
Твоё добро тебе же выйдет боком.
Я сам его тоску развею ныне,
Явившись в замок Фридбург, где родитель
Сегодня шумно празднует победу.
Приду я гостем самым нежеланным
Поговорить с отцом, как сын, который
Вдвойне его тиранство ненавидит,
Сказать ему, что немощно тиранство,
Что отношения отца и сына
Существенней, чем шёлковые узы,
В которых львы враждебные грызутся,
Когда любовь с годами не приходит.
Там, за франконской зубчатой стеною,
Жемчужину храню я, как в шкатулке, –
Мою Аранту! Да, я буду там.
С и г и ф р е д
Не торопись, пусть гнев пройдёт отцовский,
И минет время, и настанет утро,
И он тебя простит во сне; проснувшись,
Он загрустит о том, что «с добрым утром»
Не скажет сын.
Л у д о л ь ф
Да, нынче же я буду
Там, где заблещет молодая дева
Среди могучих баловней войны.
Её ты видел?
С и г и ф р е д
Но кого?
Л у д о л ь ф
Аранту, –
Я говорю о ней. Она бледна,
Наверное, от бед моих, – к тому же,
Стоит отец меж прав моих и мной.
С и г и ф р е д
(в сторону)
А я-то чаял, страсть прошла былая.
Л у д о л ь ф
И будет ли ко мне он справедливым,
Когда он внука на руки возьмёт?
(А это, я клянусь моей любовью,
Случится очень скоро.) Примиренье
Меж нами невозможно, потому что…
А это кто идёт сюда?
С и г и ф р е д
Идут Посланцы императора. Они,
Конечно, за тобой, Лудольф, явились.
Входят Теодор и Гонфред.

Т е о д о р
Мы целый край сегодня обыскали!
Пойдёмте же туда, где вам, как принцу,
Устроят подобающий приём.
Г о н ф р е д
Заждался вас родитель ваш державный!
Л у д о л ь ф
Идите же. А я за вами – вслед.
Теодор и Гонфред уходят.
Нешуточное дело, милый друг!
Что б значило всё это? На вопрос
Ответит нам сегодня замок Фридбург.
——— ———
——— ———
Евгений Фельдман
19.06.-05.09.2001,
25.05.-02.06.2006 (ред.)

 
Оттон Великий
Трагедия в пяти действиях
Комментарии
Трагедию «Оттон Великий» Китс написал при участии его школьного друга Чарльза Армитиджа Брауна (1786–1842), который разработал сюжет произведения.
Китс начал работу в июле 1819 года и закончил её в августе того же года.
Исторический Оттон (912–973) – герцог Саксонский (под именем Оттона II, 936-961 гг.), германский король (с 936 г.), король лангобардов (с 951 г.) и император Римской империи (962-973 гг.), которую основал, подчинив Северную и Среднюю Италию. Объединяя германские земли, боролся с племенными герцогами Баварии, Франконии и Лотарингии. В борьбе с ними опирался на церковь, наделяя епископов и аббатов широкими привилегиями.
Отражая набеги кочевников-венгров, нанёс им крупное поражение в битве на Лехском поле близ Аугсбурга (10 августа 955 г.). Некоторые исследователи считают, что битва была продолжена 11-12 августа на восточном берегу реки Лех, и именно эта фаза оказалась решающей: походы венгров – огромное войско, около 100 тыс. человек, – прекратились навсегда. Большую роль в сражении сыграли чехи под командованием князя Болеслава I.
Время действия трагедии Китса – один день, августовский день 955 года.
Вдумаемся в дату.
Из неё следует, что Чарльз Армитидж Браун, выстраивая сюжет, допустил анахронизм: Оттон ещё не носил высокого титула, указанного в списке действующих лиц. Он обрёл его семь лет спустя, 2 февраля 962 года, приняв императорскую корону из рук римского папы Иоанна XII. Правда здесь в том, что победа необычайно повысила престиж Оттона, и без неё он бы не получил уже при жизни титула «Великий».
Таким образом, в 962 году в Европе образовалось новое государство – Римская империя, которое с XII века стали называться Священной Римской империей, а с XV века – Священной Римской империей германской нации. (Между прочим, нацисты, провозгласившие гитлеровскую Германию Третьим рейхом (просуществовал с 1933 г. по 1945 г.), под Вторым рейхом подразумевали Германию прусских Гогенцоллернов (1871-1818 гг.), а под Первым – священную Римскую империю, основы которой заложил Оттон I Великий).
Ещё один персонаж Китса – Лудольф, сын Оттона. Исторического отпрыска звали Лиудольфом. В 955 году, когда венгры вторглись в Баварию, он, совместно с другими немецкими феодалами, недовольный политикой Оттона, вошёл в сговор с противником. Заговор был раскрыт, Лиудольф с подельниками – брошены в тюрьму.
Конрад (по прозвищу Рыжий), герцог Франконский – реальное историческое лицо. Первый выборный король Германии (с 911 г.). Скончался в 918 году, и по одному по этому интриг против Оттона плести не мог. Восемь лет воевал с племенными герцогами, не признававшими его власти. С трудом достиг согласия, предложив им избрать королём своего самого серьёзного врага – герцога Саксонского. Нового короля звали Генрих I Птицелов (правил в 919-936 гг.). Он мельком упоминается в трагедии Китса. Он – отец будущего императора Оттона.
Остальные действующие лица трагедии – вымышлены.
——— ———
Евгений Фельдман
06-07.11.2001
 
Текст оригинала произведения Джона Китса «Оттон Великий. Трагедия в пяти действиях» (John Keats. Otho the Great : a Tragedy in five acts) приводится в редакции, представленной в изданном Оксфордским университетом сборнике поэтических произведений Джона Китса (Лондон, 1922. — С. 363-423)*.
_______________________
* The Poetical Works of John Keats. Edited with an introduction and textual notes by H. Buxton Forman. — London etc. : Humphrey Milford. Oxford University Press, 1922. — LXXXII, 491 p.
 
 
 
Перевод трагедии «Оттон Великий» Джона Китса (John Keats. Otho the Great : a Tragedy in five acts) с комментариями автора перевода впервые опубликован в сборнике научных трудов «Художественный перевод и сравнительное литературоведение» (Москва, 2013. — С. 205-266)*.
_______________________
* Джон Китс. Оттон Великий : трагедия в пяти действиях : пер. и коммент. Е. Д. Фельдмана // Художественный перевод и сравнительное литературоведение : сборник научных трудов / отв. ред. Д. Н. Жаткин. — Москва : ФЛИНТА; Наука, 2013. — 278 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-9765-1760-8 (Флинта). —
ISBN 978-5-02-037942-8 (Наука).
 
 
 
→ Другие произведения автора : ВЕРСЭТИKА • Произведения
Опубликовано:
28 июля 2014 года
Текст предоставлен автором. Дата поступления текста в редакцию альманаха Эссе-клуба ОМ: 27.07.2014
 
 
Автор : Фельдман Евгений Давыдович  —  Каталог : ВЕРСЭТИKА
Все материалы, опубликованные на сайте, имеют авторов (создателей). Уверены, что это ясно и понятно всем.
Призываем всех читателей уважать труд авторов и издателей, в том числе создателей веб-страниц: при использовании текстовых, фото, аудио, видео материалов сайта рекомендуется указывать автора(ов) материала и источник информации (мнение и позиция редакции: для порядочных людей добрые отношения важнее, чем так называемое законодательство об интеллектуальной собственности, которое не является гарантией соблюдения моральных норм, но при этом является частью спекулятивной системы хозяйствования в виде нормативной базы её контрольно-разрешительного, фискального, репрессивного инструментария, технологии и механизмов осуществления).
OM ОМ ОМ программы
•  Программа TZnak
•  Дискуссионный клуб
архив ЦМК
•  Целевые программы
•  Мероприятия
•  Публикации

сетевые издания
•  Альманах Эссе-клуба ОМ
•  Бюллетень Z.ОМ
мусейон-коллекции
•  Диалоги образов
•  Доктрина бабочки
•  Следы слова
библиособрание
•  Нообиблион

специальные проекты
•  Версэтика
•  Мнемосина
•  Домен-музей А.Кутилова
•  Изборник вольный
•  Знак книги
•  Новаторство

OM
 
 
18+ Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру
лицами младше 18 лет и гражданами РФ других категорий (см. примечания).
OM
   НАВЕРХ  UPWARD