Мультипроект ОМ • Включайтесь!
2017.10.22 · 21:05 GMT · КУЛЬТУРА · НАУКА · ЭКОНОМИКА · ЭКОЛОГИЯ · ИННОВАТИКА · ЭТИКА · ЭСТЕТИКА · СИМВОЛИКА ·
Поиск : на сайте


ОМПубликацииЭссе-клуб ОМНООБИБЛИОН
НООБИБЛИОН — Каменный мост. 2006-2007 — (2007)
.
Альманах рукописей: от публицистики до версэ  Сетевое издание Эссе-клуба ОМ
ЭК Томское отделение Союза российских писателей
НООБИБЛИОН  •  NOOBIBLION
NR
Каменный мост
2006-2007.
Литературно-художественный альманах
[в Типографии Издательства «Красное знамя»]
Томск — 2007
 
 
Библиотечный фонд
формируют авторы литературных произведений, авторы-составители различных сборников (антологий, альманахов, хрестоматий, альбомов) и
монографий, авторы биографий и
библиографий, авторы научных исследований
и издатели
литературы.
Включайтесь!
ЭК
 
Издателем книги
для чтения предоставлен отдельный файл — PDF : 2.5 Мб
  Т Е К С Т 
 
 
описание / сведения
Каменный мост : 2006-2007 : литературно-художественный альманах / Томское отд-ние Союза российских писателей ; [редкол.: В..Костин (гл. ред.) и др.] ; худож.: Е..Беляев. — Томск : [Томское отд-ние СРП], 2007 ; [Тип. Изд-ва «Красное знамя»]. — 464 с. — 20.0×14.5 см. — 500 экз. — (В оформ. исп. фот. Сергея Аванесова).
ISBN 5-9528-0050-5
 
вступление / предисловие
От редакции
Откроем наугад очередную антологию новейшей провинциальной литературы, этакую панораму от Архангельска до Ярославля (по алфавиту). Преобладающими авторами в ней могут быть постмодернисты, а могут, напротив, суровые реалисты. Это неважно. Мы, к сожалению, уверены, что картина обрисовалась бы похожая. Ахай или охай, а наступила эра бледных близнецов – подавляющая часть текстов одинаково статична, скучна, не имеет ни личной, ни местной выразительности. Смело переставляйте имена авторов или названия городов – не согрешите. Везде и всюду вялая монологичная урбанистика, монотонная, как бег маршрутного автобуса.
Пугающая тенденция: посредственность городского бытия определяет эстетическую норму, даже становится ею, а сама эстетика сводится к имитации давно пережёванного, как некий антиклассицизм.
Что с нами происходит, почему литература угнетённого советского времени видится более интересной и разнообразной, чем то, что создаём мы с вами, свободные люди? Кто же мы, какие мы, российские писатели XXI века?
Когда-то, почти 200 лет назад, Пушкин (не без здоровой рисовки) посетовал в «Евгении Онегине»: «Напрасно была нам молодость дана». Сегодня эти слова приобретают для нас особый, зловещий смысл. Возьмём в руки литературный альманах 1920-х годов – господи, какие они были молодые, эти Шолохов, Леонов, Федин, Вс..Иванов, эти «Серапионы», эти Платонов и Булгаков! (Положим, мы не забыли, что «старые» писатели оказались тогда далече – в Париже, Берлине, Белграде). Но разве не потрясает, до чего они были смелы и талантливы, эти юноши, уцелевшие в мясорубке гражданской войны? Голодные, разутые, спящие на столах в чужих домах, сытые каменной селёдкой с чёрным хлебом. И какая зрелость, какая узнаваемость руки, какая зверская наблюдательность, какая незаурядная осведомлённость в истории литературы, заведомо исключающая безвкусицу, пошлость, повторение общих мест! Какая ответственность перед читателем! И ведь почти все – провинциалы, тем и сильны (что с ними будет потом – другой разговор).
Давайте честно вглядимся в себя и обрисуем собирательный образ современного писателя.
Средний возраст круга авторов журнала или альманаха в наши дни, наверное, удвоился в сравнении с той эпохой. Ныне молодым писателем называют сорокалетнего человека – и вполне резонно, учитывая заметно неровный, умственно и стилистически неустоявшийся характер его текстов. Он всё ещё ищет себя и не находит, хотя, как правило, ужас до чего амбициозен и нетерпим к любой критике.
Бич времени – инфантилизм и близорукость. Кажется, мы пережили немало, стали свидетелями и участниками грандиозного перелома в отечественной истории. Но, стало быть, есть что-то такое в нашей внутренней биографии и географии, в нашем опыте, что не позволяет говорить о нашей состоятельности, зрелости, подлинном артистизме. Нет, никак мы не можем подняться до такого понимания жизни, любви к ней, каковые были в избытке не только у Пушкина с Гоголем, но и у юных идеалистов, принявших роковую революцию. Видно, мелочная эпоха переломала нам хребты.
Первое, что бросается в глаза при встрече с миром сегодняшнего писателя, – это его невежество. Мир этот сузился до буквальных границ его собственного бедного опыта, потому что холоден и придирчив был он с младых ногтей к впечатлениям бытия, слишком часто лживого. И не удивительно, что львиную долю писаний занимают у него хроники до боли знакомого писательского быта, позволяющие расчесться с миром и коллегами. В каждом городе написано уже по 3-4 романа, где под смешными фамилиями выводятся братья-творцы, почему-то обычно не очень приятные люди. Возникают версии, конечно, резко противоречащие друг другу, – а в совокупности образуется что-то, живо напоминающее «Ворота Расёмон».
Отношение к классикам, как правило, связано с лёгкой иронией: ну, классики, когда-а-а они жили-были. Да и… устарели они. Пописали бы в наше время, поели бы нашей каши – посмотрели бы мы на них!
Второе – неограниченный нарциссизм. Третье – бедность словаря. А где его набраться, словаря-то? Нечем писателю передать сложные, смутные догадки о смысле жизни, и машет он рукой в конце концов на такие попытки, всецело уповая на композицию.
Наш современник-писатель исключительно нетерпим к другому, инакому, непонятному – а это почти всё вокруг, ибо он ленив, самоуверен и совершенно недиалогичен. В свою очередь, это претворяется в спасительное: «Меня не понимают, не ценят». Вообще же любимые слова его – «я» и «глупость» – в адрес всего докучного.
Именно всё яркое, необычное, напряжённое по мысли и форме вызывает у нашего писателя наибольшее раздражение. В обычном порядке он согласен смириться с домоткаными «искренностью» и « патриотизмом». Потому что сам только на этом и выезжает. Вернее, не на этом, а на декларациях об этом. Ибо всмотрись в эту «искренность» – и увидишь аморфные повторы давно высказанного в литературе, в поэзии. Вдумайся в привычный «патриотический» текст – и обнаружишь, что его автор не знает родной истории даже на уровне средней школы, а его познания в историческом быте, нравах и верованиях предков представляют собой дикий набор нелепостей.
Кстати, фирменный приём нашего бездельника – объявлять всё, связанное с серьёзной работой ума, с диалектикой души, «чуждым», «эстетским» и даже «космополитичным». Надёжный инструмент самообороны, защиты собственной несостоятельности!
И приходится констатировать: сегодняшний писатель, не зная себя и цены себе, в массе своей внеисторичен и антиисторичен. Он сам себе историк, судья и народ. Самовлюблённость (нередко агрессивного, хамского толка) делает его беспринципным – идеологически, эстетически, нравственно. Беспринципность лишает его творческой силы, порыва, энтузиазма и ведёт к подмене литературных целей бытовыми. Устройство в литературном быту становится самоцелью. Писатель уже не отстаивает ценой жизни святые принципы – он дружит с литераторами по логике выгоды, комфорта. Живя ради славы (и понимая это узко), он видит в конце тоннеля не высокое творческое удовлетворение, но популярность, какой бы дешёвой она ни была, и телесные удовольствия, ей приносимые. Упоение также находится и в мести, сведении счётов путём «пропечатывания».
Нахваливая себя в стихах и прозе, он бывает забавно неразборчив. Он может объявить себя учеником И..Бунина (непременно, это модно) и, например, Г..Маркова, не подозревая, что Бунина хватил бы инфаркт от такого соседства. Наш герой завистлив, критически завистлив. Но чужой успех для него всегда стечение внешних обстоятельств: NN «раскрутился», ему повезло, но я не хуже, может быть, и мне повезёт. Как ни горько, свары и пакости – неотъемлемая часть его существования. И неизбежная – это оживляет, молодит, за этим закон ярмарки. Самое трогательное в нашем писателе – умение отряхиваться. Сегодня он клеветник, а завтра, искренне полагая, что окружающие подобны ему, он тянет руку обиженному и зовёт его в даль светлую. Обычно он любит фамильярные отношения, и легко кается в грехах (в коих повинен гадкий мир. Хотя гадкий мир к нему весьма снисходителен). Тем самым выписывается индульгенция грешить и впредь.
Но парадокс: синдром несостоятельности влечёт страх остаться в одиночестве. Отсутствие внутренней духовной опоры и достоинства тянет на площадь. Эгоизм особи всегда нуждается в коллективной нише. Наиболее продвинутая часть наших писателей (а это тысячи литераторов!) сбивается в группы, организованные на принципах сетевого маркетинга. Здесь пригождаются графоманы, балующиеся литературой школьники и просто немые сочувствующие. Они образуют основание пирамиды, оттеняя профессионализм избранных. Рождаются литературные секты. Когда нет честных правил и бесспорных заслуг, можно договориться. Так дети договариваются, кому быть царём, а кому – слугой. Царём, естественно, оказывается самый шумный, активный и решительный ребёнок, умеющий навязывать свою волю, свой интерес. Шустрик.
Секта жива и едина в молениях. Суть и сила молений – в подмене сущего желаемым. Поэтому моления должны быть частыми. Надо настойчиво напоминать о себе, потому что так называемый читатель – это слабый, ненадёжный человек, легко попадающий в сети завистников – скептиков и умников.
Эта нескончаемая цепь выступлений по любому поводу проходит в поэтике шумного. Мы громко любим себя, грешных, Родину, Природу и Её (Его). Последняя тема сводится к понятной физиологии и её изыскам, отчего краснеют присутствующие при этом портреты постных классиков мировой культуры. Эпатаж – альфа и омега всему, без эпатажу никуда.
Отсюда образ жизни тысяч российских писателей можно назвать эстрадным. Правда, стадионов они не собирают, выступая перед одними и теми же людьми, но готовы встречаться с ними ежедневно. Когда надо, мы преувеличиваем свою популярность, а когда надо, мы говорим о том, что высокое искусство – не для всех, и здесь собрались избранные ценители его. Писатели же, предпочитающие уединение и тишину, вызывают подозрение и враждебность. Они – жлобы, кулаки.
…А когда же они пишут, творят? Уж не смеем мещански задумываться, есть ли у них возможность уделять внимание близким, потому что они пишут ведь нынче много, очень много! Больше домоседов! Ответ простой: пишут в свободное от эстрады и посиделок время. Пишут героически, отказываясь от черновиков, вариантов, мучений над строчкой – быстро, подряд, набело. Обмениваются опытом: я за месяц написал три пьесы! а я – половину романа! а я за две недели – 80 стихотворений, Пушкин отдыхает со своей осенью!
Вспомните, как описывал своё творческое бдение Николай Рубцов. Ночь за столом прошла, но «черны мои черновики, чисты чистовики». Предъявите черновики, российские литераторы! Не кому-то – себе предъявите! Ибо черновики – это совесть писателя, земля, которая его кормит. В них собирается энергия преображения, в них писатель находит необходимое ему расстояние от жизни, чтобы увидеть её целостно. И другого ему не дано.
Сегодняшний писатель не отличает материала от формы, валит всё сплошь, и нет у него дистанции между мыслью и готовым словом. Душа изливается, не успев потрудиться. А «душа обязана трудиться», иначе будет пуста, резонируя, как тыква, в лучшем случае.
Молодой журналист и начинающий писатель спрашивал у Хемингуэя, как стать настоящим писателем. Есть два условия, отвечал ему Хемингуэй. Во-первых (и это зависит от тебя самого), надо серьёзно относиться к литературному труду. Очень сильно любить свою работу и ненавидеть её результаты, насколько это возможно. Это, впрочем, не гарантирует, что вы станете писателем, потому что есть «во-вторых». Это – талант (и это от вас не зависит). Но не работая, талант не проявишь, не оживишь. Ты талантлив настолько, насколько трудишься. А за этим трудом – твоя совесть, твоё любопытство и умение удивляться и сравнивать.
Банальные вещи говорил Хемингуэй. Но когда не уважаются банальные истины культуры, побеждают банальные императивы цивилизации. А наша цивилизация, как никакая, спотыкается о личность и разве что официально не развелась с культурой.
Российские писатели, пока не поздно, начинайте работать всерьёз. Чем природа-мать не шутит, а вдруг выяснится, что среди вас есть таланты истинные? То-то попируем!
 
содержание / оглавление
I.

От редакции

II.

Александр Бергельсон.
Вне наших ощущений и минут :
«Кто зовёт этой ночью, тревожит меня? …»
«Над вечернею равниной …»
«Что ты, чудо лесное, на дудке такое …»
Английская баллада
Якобы импрессионист
Якобы Бетховен
«Нагие статуи, похожие на дев …»
Малюсенькая китайская ваза
Страшный сон, из которого я выкрутился
«Мне повезло, что всё-таки назло …»

Елена Кириллова.
Полнолунье, полночь, лето… :
«Я возвращаться не люблю …»
«Полнолунье, полночь, лето …»
«Увы, так много утекло …»
«Я погадаю на любовь …»
«“Британской музы небылицы” …»
«Поэты слов не говорят …»
«Планета одиночества …»
«Мой город – странно незнакомый …»
«Как хороши завозы апельсинов! …»
«Пятёрка Огня …»
«Я – то, чего у тебя нет …»
«Когда душа – нечаянно, на ощупь …»
«Откружил октябрь листвой …»

Валерий Сердюк.
Искры на снегу :
«Напрасны, ночь, твои старанья …»
«Я живу, расту – как дерево …»
«Вот такое утро …»
«…Стволов коринфские колонны …»
Вечерний разговор
«Как хорошо, что есть весна на свете! …»
«Утром …»
«Тоскую …»
«Не монеты, вин наклейки, виды …»
«Как искренна заведомая ложь! …»
«Время многое рушит …»
«Какая боль прорежется в груди …»
«Cказал …»
Старик
«Я знать хочу, о чём тоскует снег …»
Переправа
«Лечат душу детские восторги …»
«Солнцем залита леса опушка …»
«Я по лесу шёл не вслепую …»
«Снег, дыханием вьюг и порош …»

III.

Владимир Костин.
За четыре бедняцких обола. Рассказ

Олег Лапшин.
Девять рассказов.
Троица
Баюк
Чувство вины
Следователь Еленко
Пирамида
Икона
Вася
Олимпиада
Парабеля

IV.

Ольга Блинова.
Цикл :
«Живи. Дыши. Ищи свою тропу …»
«Мне расстаться с тобой – как лишиться
последнего плена …»
«Снова проститься во тьме передней …»
«Давай пока не видеться. Пора …»
«Вина не наша – в космосе неладно …»

Владимир Крюков.
Осколки джаза :
Подросток
«Как с лампочкою трёхвольтовой …»
«И стоило лишь отдалиться …»
«В какой-то час, в какую-то минуту …»
«Кажется, что не держит …»
Соло на барабане
«Расколотили отцовскую чашку …»
«Фотографии в школьном альбоме …»
«Память, я не буду неблагодарным …»
«Иметь занятные привычки …»
«А ведь Хлебников прав был, рукою
маша …»
«Милый Глеб, ты уже расположен
ко сну …»
«Скачет конь во зелёных лугах …»
«Ты изменился необратимо …»
«Глядишь зачарованно, руки …»

Антон Нечаев.
Запомни мои новые глаза :
В неустройстве
«Запомни мои новые глаза …»
Футбол
Гонщик
Мы и вы
На стройке работают
Большой дядя
«Никто от рака не умрёт …»
Балда
Сосны
«Слово ещё, и заткнёшься …»

V.

Галина Климовская.
Вот и всё. Повесть (журнальный вариант)

Светлана Пузанова.
Фрагменты романа

VI.

« …С благодарностию: были »

Александр Маслов …
Первая поэтическая книга Геннадия
Карпунина …
Александр Богданов …

Александр Маслов.
И молчание – тоже отвага :
«Эту холодную землю родную …»
«В тридцать лет уже погиб Есенин …»
«Ещё колосс, уже развалина …»
«Эти приступы страха …»
«Лучшие годы потеряны …»
«Людям хочется верить …»
«При царе мы жили, словно чушки …»
«Тишина. Никакого просвета …»
«Как хорошо, что мы прозрели …»
«Люблю начало ледохода …»
Весна
«Своими нежными руками …»
Дочери
«В голубеньком лёгком платочке …»
«Девушку с глазами голубыми …»
«Всю жизнь мечтал …»
«Черта – и пройдено полвека …»
«Гениальные вещи просты …»
Эпитафия

Геннадий Карпунин.
Благодарю за эту встречу :
«Какой хороший человек …»
«Однажды на исходе лета …»
«Ещё ты спишь, стонешь …»
«Заповедные области лета …»
Собака
«Благодарю за эту встречу …»
«Далеко ли, близко ль до черёмух …»
Волк
«Желая жаворонком петь …»
Вы одна из лучших женщин

Александр Богданов.
Ушёл мой поезд… :
Она
«Над собою склониться …»
«…Но когда над миром в пустоте
растает …»
«Заплесневеть с тоски …»
Вспомнив Хармса
«Изяществу ножки …»
«Дети самообмана …»
«Меня будило утром рано …»
«Прозрачно и тихо …»
«Душа темна. В пространстве пусто …»

VII.

Михаил Коломенский.
Царская Россия, сумасшедший дом.
Оригинальный литературный сценарий
художественного фильма

VIII.

Виктор Лойша.
…Который опоздал :
«Я многое чего не знаю в этом мире …»
По памяти
Nevermore
Гектор Мало
«Я в потёмках живу не спеша …»
Демографическая элегия
Крестьянское
«Что вы! Разве это буря? …»
Зима 1982. Саша Асаркан
Стансы
«Уход за больным предвещает уход …»
Затеевский мой переулок
«Мой друг, давай немного помолчим …»
Буколики

Анатолий Соколов.
Во всём бинокль виноват :
«Методично сахарная пудра …»
«Лишь станут тополи буреть, визжит
пила и свищет сабля …»
«Пока танцует дворник возле булочной …»
«Невтерпёж душе от русских песен …»
«Два тополя в клетке октябрьского
сквера …»
«На набережной встряхивает гривами …»

Владимир Ярцев.
В тихом пригороде моём… :
«В летних сумерках чудится шорох …»
«Прекращается чудо, именуемое …»
«И если ты не жаждешь мятежа …»
«Хорошо, как в некрологе …»
«Когда одну прозрачность на другую …»
«Перед тем как уйти …»
«Девушка с ключиком на груди …»
«В тихом пригороде моём …»
Не расставаться!

IX.

Наши предшественники: «Отголоски Сибири»
и «Елань»

«Отголоски Сибири»
С. Москвин. На открытие Сибирского
университета
И. Омулевский. «В полуночный час,
в вожделенной тиши …»
П. Кефалевиус. К родине
Охотин. «Есть угол в отчизне далёкой …»
К . . . В юрте. (Отрывки)
Феофилакт Мытарь. В городе
* * *. На пароходе

«Елань»
В. К. Из цикла «Женщины»
В. Красногорский. «Я вновь хочу твоё
ласкать …»
Елена Бахмутова. Soirée-fixée на «Магните»
Георгий Маслов. «Пора стряхнуть с души
усталой …»

Яков Яковлев.
«Ой, милая, добрая воля…» Тюремные и
переселенческие песни Нарымского края

X.

Андрей Олеар.
Молитва для мессии. (Избранные
стихотворения Леонарда Коэна
в переводах с английского) :
Молитва для мессии
Предостережение
«Как туман вошёл в листву …»
Гидра 1960
Трамваи
Ничего из того, что я мог бы забыть
Я прошёл мимо
Оставайтесь со мною
Баллада о пропавшей лошади
Для E.J.P.
Я говорю для тебя

XI.

Вам такое не снилось… Приве Фридъюнг о жизни
и о себе

Приве Фридъюнг.
Мы просто хотели, чтобы был рай на земле

Осип Лазарев.
Быльём поросло. (Фрагменты рукописи)

XII.

Евгений Бабиков.
Под картой лопнувшей страны :
Привокзальный шансонье
«Ночь шалавой лезет в душу …»
«Не шепчи ушедшему вдогонку …»

Юрий Бунин.
Мелодии тишины :
«Дорога окутана ночью туманной …»
«Лёд прошёл, и полая вода …»
«Палатку дожди полощут …»
«Там, где сова в глухой ночи заплакала …»
«От кручины сердце стынет …»
«За окном январским ноченька …»
«Любовь моя, привычная и давняя …»

Оксана Чайковская.
Начинается дорога :
Колыбельная
Пиратская мечта

Евгений Левин.
…Откуда немота, печаль откуда? :
«Боль, беда, разлука, смерть …»
«“Тебе не нужно уезжать туда” …»
«Останься, встрече нет конца …»
Золотые тротуары
«Офицер был красивый такой …»
Слепота

Андрей Юфа.
Кружение памяти :
Жор
Живопись
Сочельник
«Тишина и облака …»
Секретное оружие
Ода быту
Есть время
«Фотограф, словно Бог, послал мальчишке
“чиз” …»

XIII.

Сергей Аванесов.
Отказ. Рассказ
Отмена. Рассказ

Юрий Горбачёв.
Добежать до Бежановки

Сергей Данилов.
Невыносимая радость бытия

XIV.

Виктор Лойша.
Пернатая книга. (Избранные главы)

Витольд Славнин.
Прекрасная Елена

Болеслав Борейша.
Кое-что из нашей таёжной жизни

XV.

Римма Колесникова.
В ошалевшей от горя России… (О повести
Зазубрина «Щепка»)

Борис Пойзнер.
«Эту жизнь провожая». О поздней лирике
Владимира Крюкова и Льва Лосева

Сведения об авторах


...... 4




.... 10












.... 19















.... 27
























.... 40


.... 58













.... 88








.... 91



















.. 101















.. 108


.. 135





.. 156

.. 156
.. 157


.. 158





















.. 168












.. 176

















.. 182




.. 216
















.. 227










.. 233













.. 238

.. 238










.. 246









.. 252






.. 280















.. 292


.. 294


.. 310




.. 328





.. 331









.. 334




.. 336








.. 341













.. 346
.. 349


.. 352


.. 357




.. 382


.. 398


.. 408





.. 420



.. 445

.. 454
 
библиография / βιβλιογραφία
Литературно-художественный альманах «Каменный мост» планировался как ежегодный сборник. Состоялось пять выпусков издания – на 2004, 2005, 2006-2007, 2008, 2015 годы.
Издатель альманаха: Томское отделение Союза российских писателей.
NB см. релиз / текст в библиофонде
Томск : Изд-во «Красное знамя», 2007
Литературно-художественный альманах
Каменный мост.
2006-2007
 
NB см. релиз / текст в библиофонде
Томск : Изд-во «Интегральный переплёт», 2015
Литературно-художественный альманах
Каменный мост.
2015
 
 
Опубликовано:
27 января 2017 года
Текст предоставлен издателем. Дата поступления текста в редакцию альманаха Эссе-клуба ОМ: 26.01.2017
 
 
Автор : Мусейон-хранитель  —  Каталог : НООБИБЛИОН
Все материалы, опубликованные на сайте, имеют авторов (создателей). Уверены, что это ясно и понятно всем.
Призываем всех читателей уважать труд авторов и издателей, в том числе создателей веб-страниц: при использовании текстовых, фото, аудио, видео материалов сайта рекомендуется указывать автора(ов) материала и источник информации (мнение и позиция редакции: для порядочных людей добрые отношения важнее, чем так называемое законодательство об интеллектуальной собственности, которое не является гарантией соблюдения моральных норм, но при этом является частью спекулятивной системы хозяйствования в виде нормативной базы её контрольно-разрешительного, фискального, репрессивного механизмов и инструментов).
—  tags: Сборники, библиотека, читальный зал, NOOBIBLION, книги, Нообиблион, рукописи
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация   Вход
OM ОМ ОМ программы
•  Программа TZnak
•  Дискуссионный клуб
архив ЦМК
•  Целевые программы
•  Мероприятия
•  Публикации

сетевые издания
•  Альманах Эссе-клуба ОМ
•  Бюллетень Z.ОМ
мусейон-коллекции
•  Диалоги образов
•  Доктрина бабочки
•  Следы слова
библиособрание
•  Нообиблион

специальные проекты
•  Версэтика
•  Мнемосина
•  Домен-музей А.Кутилова
•  Изборник вольный
•  Знак книги
•  Новаторы России

OM
 
 
18+ Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру
лицами младше 18 лет и гражданами РФ других категорий (см. примечания).
OM
   НАВЕРХ  UPWARD