Мультипроект ОМ • Включайтесь!
2017.12.17 · 17:41 GMT · КУЛЬТУРА · НАУКА · ЭКОНОМИКА · ЭКОЛОГИЯ · ИННОВАТИКА · ЭТИКА · ЭСТЕТИКА · СИМВОЛИКА ·
Поиск : на сайте


ОМПубликацииЭссе-клуб ОММУСЕЙОН
МУСЕЙOH — IIOOXXVII. — Искусство. 1922 — М. И. Стрельников. Сибхудожпроминститут
.
Альманах рукописей: от публицистики до версэСетевое издание Эссе-клуба ОМ
ЭК Гублитосекция и Сибхудожпроминститут
МУСЕЙОН • СЛЕДЫ СЛОВА
OM
№ 2 • 1922
Сибирский
художественно-промышленный
практический институт
(К годовщине его открытия)
Обзор художника М.И.Стрельникова
Давнишнее и настойчивое желание омичей иметь свою художественно-промышленную школу встречало в прошлом много различных затруднений. Хотя очевидная необходимость в организации подобного учреждения возникла давно, но только в 1919 году бывшему обществу художников и любителей искусств Степного края удалось реально приступить к осуществлению долго бродившей идеи. Была образована особая комиссия по разработке положений и планов будущей школы и приступлено к заготовке имущества. Работа комиссии, судя по оставшимся материалам, в общей своей части была закончена, но осуществить её не удалось по причинам, от общества художников не зависящим.
Однако,почва была создана, был заложен прочный психологический фундамент и, наконец, 15-го октября 1920 года, по предложению группы художников, представивших проект устава, распоряжением сибирского отдела народного образования, была открыта в Омске 1-я Сибирская художественно-промышленная школа, преобразованная в настоящее время в Сибирский художественно-промышленный практический институт.
Как-то само собою, под влиянием внутренней необходимости, в основу организации этой школы был положен принцип „единого искусства“.
Принцип объединения т..н. „чистого“ и „прикладного“ искусства логически вытекает из современного утилитарного взгляда на культуру. Сама жизнь выдвигает на первое место чисто практическую сторону как в науке, так и в искусстве.
Каким образом практически осуществить построение школы, организованной на основании принципа единого искусства, – вопрос особый.
Научные исследования по художественному и художественно-промышленному образованию в России почти отсутствуют. По крайней мере, Сибирь их не знает. Отсутствие такой литературы, показывающей хотя бы опыты западных стран, чрезвычайно затрудняло решение вопроса.
Построение 1-й Сибирской художественно-промышленной школы произведено сотрудниками собственными силами. В первой своей стадии строение это определилось в следующем виде.
Вся учебная деятельность школы разбилась на три основных части: художественную, научную и работу в мастерских. Последняя определяла специальность или, так сказать, специальный отдел искусства. Часть же художественная и научная имели общий характер по отношению всех специальностей.
Кo дню открытия школы группы были следующие: архитектурная, живописная, скульптурная, декоративно-театральная, деревообделочная, ткацкая, литографская и типографская.
Постановлением Сибирского комитета профессионально-технического образования, в ведение которого перешла школа из сибнарообраза, образовательный и возрастной ценз при поступлении определён был следующий: слушатель или слушательница должны иметь не менее 14 лет от роду, уметь хорошо читать, писать и знать 4 правила арифметики и, кроме того, выдержать испытание по графической грамотности (несложный орнамент).
Общий курс школы был рассчитан на 5 лет. Учебный год согласно соответствующих законоположений состоял из 3 триместров) по 3½ месяца каждый. Число недельных часов составляло – 44, по 8 часов ежедневных, кроме субботы, на которую падало только 4 часа.
Учебными планами предусматривались три основных и главных предмета, это – 1) рисунок (рисование с натуры в последовательной трудности, 2) стилизация, постепенно переходящая в композицию (этот предмет строился в полном соответствии с работами в мастерских) и 3) работа в мастерских. Последняя делилась на теоретическую и практическую. Теоретическая часть имела целью сообщить учащимся необходимые сведения из технологии данного производства, a также его специфические особенности в сочетании с искусством. Практическая же часть должна была восполнить пробел прежних школ – ознакомить практически с орудиями производства, чтобы учащийся имел ясное представление о машине, станке или инструменте, с помощью которых эскиз или проект превращается в художественное произведение того или иного порядка. Последнее обстоятельство поставило перед руководителями школы трудную задачу организации учебных мастерских, снабжённых более или менее современным техническим оборудованием.
Так как школа при своём возникновении совершенно ничего не имела, если не считать 500.000 руб., отпущенных Сибирским комитетом профессионально-технического образования, естественно, пришлось обратить свои изыскания в сторону совнархоза и профсоюзов.
Вся трудность и мучительность работы по составлению различных докладов и защиты их не прошла даром. Руководители школы не ошиблись в своих ожиданиях: задача организации учебных мастерских была блестяще разрешена. Некоторые отделы губсовнархоза, при самом благожелательном отношении профсоюзов, пошли в своей помощи даже дальше ожиданий школы, выделив целые фабричные предприятия.
Таким образом, школе удалась организация следующих учебно-показательных мастерских: деревообделочной, ткацкой, типографской и литографской. Скульптурная, живописная, декоративно-театральная и архитектурная мастерские, как не требующие особенно сложного технического инвентаря, были оборудованы сравнительно легко.
C организацией мастерских учащиеся школы получили полную возможность ознакомиться практически с процессами того или иного производства.
Другой сложной задачей школы была организация научных кабинетов и лабораторий, необходимость которых в специальном учебном заведении так очевидна.
Однако, руководителям школы удалось только оборудовать и собрать экспонаты для исторического кабинета по изучению художественной культуры и техники, да при помощи Омского губернского отдела народного образования открыть при школе более или менее солидную библиотеку по вопросам искусства и техники.
Что же касается испытательных лабораторий (строительных материалов, волокнистых красящих веществ и проч.), то оборудовать их ресурсами не только Омска, но и Сибири совершенно невозможно.
Организация этих лабораторий – дело более или менее отдалённого будущего. Пока же приходится обходиться кустарными приёмами при анализах или испытаниях различных материалов.
*  *  *
1-я Сибирская художественно-промышленная школа открылась 15 октября 1920 года.
В день открытия из мастерских функционировали следующие: архитектурная, живописная, скульптурная. Несколько позже постепенно образовались: деревообделочная, ткацкая, типография, декоративно-театральная и литография.
В числе учащихся школы после произведённых испытаний оказалось 208 человек, из них 98 женщин и 110 мужчин.
Из общего числа слушателей профсоюзами было послано чрезвычайно мало, – всего лишь 42 человека (35 мужчин и 7 женщин). Остальные слушатели поступили в школу из Красной армии или из советских учреждений.
По возрастному цензу состав учащихся был следующий:
в возрасте от 14 до 16 лет
в возрасте от 16 до 18 ~
в возрасте от 18 до 22 ~
в возрасте от 22 до 31 ~
. . . 40 чел.
. . . 82 ~~
. . . 71 ~~
. . . 15 ~~
По общей подготовке учащиеся делились таким образом:
с законченной средней школой
с 5, 6 и 7 кл. прежней средней школы
с 2, 3 и 4 кл. ~~
и с низшим сельским образованием
. . . 91 чел.
. . . 40 ~~
. . . 42 ~~
. . . 35 ~~
Получив такой разнообразный состав слушателей в возрастном и общеобразовательном отношениях, школа очутилась в довольно затруднительном положении. В художественном отношении и знакомстве с техникой производства все учащиеся были, приблизительно, одинаковы. C этой стороны учебная часть особых трудностей не встретила. Что же касается изучения научных предметов, то здесь пришлось много поработать над классификацией имеющихся знаний и, в связи с этим, над построением научных предметов.
Для общеобразовательных предметов, согласно произведённого собеседования с каждым учащимся, были открыты 4 последовательных группы. Первая группа начиналась, примерно, с 1-2 класса прежней средней школы и последняя – заканчивала последний год обучения средней школы.
C изучением специальных предметов (истории искусств, анатомии, перспективы и проч.) и теоретических по мастерским дело обстояло катастрофически по причине неподготовленности большинства слушателей.
Приходилось или отказаться от изучения этих предметов или дать возможность слушать их более подготовленным учащимся. Решено было остановиться на втором положении в надежде, что хотя бы небольшая доля знаний сможет уложиться у слушателей, слабо подготовленных.
Так или иначе, 15 октября занятия начались на всех группах.
К этому же числу школа в своём педагогическом составе имела 25 человек преподавателей и 26 инструкторов-рабочих. В заключение этой части обзора следует ещё добавить, что перед руководителями школы стояли две самостоятельных и трудных задачи, это – снабжение учащихся учебными пособиями и продовольствием.
Хозяйственными органами было совершенно отказано в снабжении учебными художественными материалами, без которых, конечно, начинать занятия не имело смысла. В виду этого пришлось подумать об изготовлении необходимых материалов собственными средствами.
Таким образом, возникла, т..н. красочная мастерская, изготовлявшая для учащихся рисовальный уголь, акварельные краски и проч. Деревообделочная же мастерская изготовила для учебных целей чертёжные принадлежности, учебную обстановку и т..д. Нужды школы так или иначе были удовлетворены, хотя, быть может, и кустарным способом.
Относительно второй – продовольственной задачи, после чрезвычайных трудностей, руководящему органу школы удалось добиться красноармейского пайка для учащихся и педагогического персонала.
Благополучное разрешение указанных двух задач позволило школе весьма продуктивно повести свою учебную деятельность и в то же время продолжать дальнейшую организационную работу.
*  *  *
Ещё в декабре 1920 года стало очевидным, что учебную часть школы необходимо изменить. Во-первых, неоднородный состав учащихся явился тяжёлым и неповоротливым балластом, не позволявшим построить стройную и гибкую систему учебных планов. Это – с одной стороны.
С другой – практическое осуществление основного принципа школы – „единое искусство“ – требовало также известных коррективов.
Последние, правда, были внесены через 2 месяца после открытия занятий, но они оказались не достигающими цели. Изменение выразилось в том смысле, что более или менее однородные производства были соединены в одну самостоятельную в учебном отношении группу.
Эти соединённые мастерские были названы отделениями.
Так образовались – вместо прежних отдельных мастерских – отделения: архитектурно-скульптурное, декоративно-живописное, полиграфическое.
В декабре 1920 года Сибирским комитетом профессионально-технического образования было предложено пересмотреть существовавшие положение и учебные планы. Было назначено организационное бюро, которое и приступило к работе.
К 1 января 1921 года организационное бюро представило сибпрофобру результаты своей работы, которая и было по его распоряжению отослана c представителем школы в Москву на утверждение главпрофобра.
Новым положением, несколько исправленным Москвой и впоследствии изменённым с чисто технической стороны уже на месте, в основу положена факультативность и определённый общеобразовательный минимум не менее 4 классов прежней средней школы. Допускается также приём в число слушателей и с меньшей подготовкой, но при условии очевидной талантливости в художественном отношении.
По новому положению выбор специальности возможен только при условии перехода на головную группу рисунка, который определяет всю главную часть учебной части. Кроме того, переход на специальный курс обусловливается также известным минимумом научных знаний.
Для малоподготовленных, но способных в художественном отношении слушателей новое положение предусматривает организацию подготовительного отделения.
Общий курс рассчитывается на 4 года (без подготовительного отделения), причём по новому положению он разбит на 2 части. По окончании первых 2 лет обучения (фигурная группа рисунка) даётся звание преподавателя рисования или учёного рисовальщика (художника-исполнителя) на художественно-промышленных отделениях. Окончание полных 4 лет обучения даёт звание художника по специальности (натурный и специальные группы рисунка).
Новое положение определяет также и возрастной ценз при поступлении – не менее 16 лет.
Осуществление принципа „единого искусства“ выражается теперь в организации двух самостоятельных факультетов, связанных общими художественным и научными курсами.
Этих факультетов два: художественный, включающий архитектурную, живописно-педагогическую, декоративно-театральную и скульптурную специальности и художественно-промышленный, состоящий из специальностей – деревообделочной, ткацкой, графической, типографии, литографии и проч.
Такое построение учебной части, на наш взгляд, позволяет сохранить и общий принцип неделимости искусства и специфические особенности отдельных видов его.
Кроме того, новое положение более или менее улучшает вопрос об однородности состава слушателей, без которого не может существовать никакая школа.
Здесь тоже найдена средняя линия, позволяющая более нормально построить занятия по научным и теоретическим курсам.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Отчётная выставка ученических работ за 6-месячный период существования школы, устроенная с 2 по 9 мая, вполне подтверждает правильность произведённых изменений в структуре учебной части.
*  *  *
16 августа 1921 года на основании представленных материалов, утверждённых главпрофобром, управлением Сибирского отдела народного образования по профессионально-техническому образованию 1-я Сибирская художественно-промышленная школа преобразована в Сибирский художественно-промышленный практический институт.
Этим актом художественно-промышленное образование в Сибири получает прочную базу для своего усовершенствования и дальнейшего развития. Согласно сети профессионально-технических школ, Сибирский художественно-промышленный практический институт является единственным на территории Сибири.
Такая концентрация художественно-промышленного образования позволит в недалёком будущем собрать в институт все лучшие художественные силы, разбросанные в данное время непроизводительно по разным уголкам Сибири.
На отдельные губернские и уездные города возлагается теперь нравственная обязанность позаботиться о соответствующей помощи своему вновь возникшему художественно-промышленному учреждению. Ведь, прежде сибирская молодёжь, желавшая получить художественно-промышленное образование, должна была ехать или в Москву, или в Петроград. Теперь же ехать так далеко не приходится.
Чем больше города Сибири окажут практической поддержки Сибирскому xyдожественно-промышленному практическому институту, тем скорей они получат, взамен своих собственных художников-подагогов, художников-техников и художников-инженеров…
Эти же специалисты так необходимы для городских школ Сибири и для местной промышленности.
*  *  *
B середине лета 1921 года – первые признаки изменяющейся экономической политики – материальное положение института чрезвычайно затруднилось. Как-то сразу сотрудники и учащиеся были сняты c продовольственного пайка. Так же сразу прекратился приток денежных средств.
Кроме этого, нахлынуло много других не менее важных вопросов. Тут были вопросы о заготовке топлива на зиму, вопрос о приискании собственного помещения, в виду того, что мастерские института значительно увеличивали свой инвентарь. Возник также весьма важный вопрос о ремонте технического оборудования учебных мастерских и сборке и установке новых машин, полученных из Москвы, и т..д.
Разрешение всех этих одинаково серьёзных вопросов находилось в непосредственной связи с финансовой сметой, которая по непонятным причинам застряла без движения в московских канцеляриях.
За 1921 год институт не имел почти никаких денежных отпусков, что, конечно, не могло не отразиться на его деятельности. Можно только вообще удивляться, насколько последняя живуча и терпелива.
15 июля были прекращены занятия. Студенты, исполняя трудовую обязанность, отправились на выгрузку дров и заготовку сена.
Преподаватели, лишившись заработка, бросились искать работы на стороне. Рабочие-инструктора в большинстве своём, не получая жалованья и пайка, вынуждены были продавать всё до последней рубашки, и тем не менее не бросили службы. Это занятие стало теперь печальным фактом в институте, который только что кипел в работе, упорно стремясь к своей цели.
Занятия прекратились… Мастерские перестали вертеться… Жизнь института замерла…
Ко всем этим сложным и спутанным вопросам прибавилось ещё следующее обстоятельство: прибывшее из Москвы техническое оборудование для механической ткацкой мастерской лежало невыгруженным в вагонах на станции железной дороги и его настойчиво требовали вывезти. А для этого необходимо было иметь соответствующее помещение, которого институт не имел…
B этот особенно тяжёлый период жизни молодого института, когда, казалось, ему грозила неминуемая гибель, – вся тяжесть ответственной работы лежала исключительно на одном правлении, фактически оставленном почти всеми сотрудниками в полном одиночестве. Но задача была ясна: во что бы то ни стало сохранить институт. Поэтому, напрягая свои последние силы и оставляя временно в стороне все учебные дела, правление института устремило свою энергию исключительно на административно-хозяйственную работу.
C помощью сибпрофобра были использованы все возможности для улучшения создавшегося тяжёлого положения. После ряда мероприятий удалось поднять производительность учебной ткацкой мастерской, продукты производства которой были обращены на частичное вознаграждение сотрудников института. Это обстоятельство до некоторой степени улучшило материальное положение.
Затем с разрешения сибнаробраза были образованы артели из рабочих-инструкторов, что позволило исполнять производственные работы в мастерских института.
Параллельно с этим в Москву был командирован представитель института c специальным поручением исходатайствовать денежную ссуду.
Независимо от этой упорной, и можно прямо сказать – отчаянной, борьбы с неожиданно нахлынувшей нуждой, велась работа по созданию своего давно задуманного журнала „Искусство“. Для облегчения этой задачи институт вошёл в контакт с лито-секцией Омского губнаробраза, совместно с которой и решено было издавать указанный журнал.
Ho вопрос с помещением по непонятным причинам продолжал оставаться неразрешённым. В результате всех мероприятий институт получил только некоторое увеличение площади своего помещения за счёт своего соседа – рабочего факультета.
Это увеличение всё же позволило несколько расширить мастерские, но и только. Довести же институт до нормы, какую требует специальное учебное заведение, в настоящее время квартирного кризиса – совершенно не представляется возможным. Во всяком случае, институт в отношении помещения получил хотя бы и неполную, но всё же возможность существования.
Так протекала работа по сохранению жизни института, который теперь постепенно выходит на более ровную и широкую дорогу, ведущую всё к той же заветной цели.
*  *  *
Современная экономическая политика открывает большие возможности институту использовать свои учебные мастерские для производства.
Это даёт возможность рабочим-инструкторам и студенчеству улучшить своё материальное положение. Этим же значительно сокращаются и расходы государства на содержание института.
Последним уже приступлено к организации производственной деятельности в широком масштабе, не нарушая, конечно, работы учебной части.
В данный момент институту удаётся по мере удовлетворения жалованьем рабочих привлекать их к производственным работам. Сейчас очень усиленно, при большом количестве заказов, снова на полном ходу литографская, деревообделочная и отчасти ткацкая мастерские. Остальные же по мере окончания сборки и ремонта также не замедлят вступить в производство.
Психология сотрудников начинает постепенно приходить в норму и складываться в пользу института.
Принцип идейной заинтересованности, после тяжёлой и мучительной заминки, пришлось заменить теперь принципом материальной заинтересованности.
После долгого перерыва в отношении продовольственного снабжения, последнее вновь возобновилось. Теперь, если не прекратится довольствие, можно считать, что кризис прошёл и началась новая эра жизни института.
*  *  *
Улучшение продовольственного положения позволило также приступить к занятиям, которые и начались с 15 октября…
15 октября 1920 года начались занятия 1-й Сибирской художественно-промышленной школы, а 15 октября 1921 года занятия начались уже в Сибирском художественно-промышленном практическом институте…
B этот год были радости и огорчения, были высшие подъёмы деятельности института, но было почти и полное падение его энергии и сопротивляемости – и всё же одержана победа. Эта кривая показывает, насколько живуча и гибка идея художественно-промышленного образования. Эта идея идёт из самой жизни и она не умрёт.
В это твёрдо верят руководители института, и теперь понемногу начинают верить и многие сотрудники его.
Возникший только год назад институт уже нашёл много подготовленных студентов. Эти студенты, имея в своей среде много, быть может, выдающихся талантов, составят прочную базу развития института. Молодое студенчество, не взирая на отчаянную нужду, не оставляло института: оно уже успело полюбить его и сродниться с ним. Большинство студентов пережило страшный кризис и вновь приступило к занятиям. Остальные, более слабые, постепенно возвращаются. Всё это даёт право руководителям института с большей надеждой взирать на будущее.
Нужна только небольшая передышка, нужна небольшая временная помощь соответствующих учреждений и организаций и институт станет мощным учебным заведением, и скоро бросит в жизнь молодых и страстных работников, которые принесут республике свои силы и знания.
М. Стрельников
 
Стрельников М.И. Сибирский художественно-промышленный практический институт : (К годовщине его открытия) : обзор / М. Стрельников //
Искусство : журнал искусств, литературы и техники. — Омск, 1922. — № 2. — С. 107-115.
 
→ см. содержание : «Искусство». № 2. 1922. (Омск)
 
ИСКУССТВО.
Журнал искусств, литературы и техники.
Временник Гублитосекции и Сибирского художественно-промышленного практического института.
Издавался в городе Омск.
Вышло в свет два номера журнала-временника:
— № 1 на 1921 год (тираж: 400 экз.)*;
— № 2 на 1922 год (тираж: 500 экз.)**.
 
** Искусство : журнал искусств, литературы и техники : временник Гублитосекции и Сибирского художественно-промышленного практического института / отв. ред.: А..П..Оленич-Гнененко ; обл.: рис. худож. В..К..Эттель. — Омск : Губполитпросвет и СХППИ, 1921 ; [в Центр. тип. Г. С. Н. Х.]. — № 1. — 104, [6] с., ил. : вкл. цв. ил., факс. (автографы). — 25.0×18.5 см. — 400 экз.
** Искусство : журнал искусств, литературы и техники : временник Гублитосекции и Сибирского художественно-промышленного практического института / отв. ред.: А..П..Оленич-Гнененко ; обл.: рис. худож. В..К..Эттель. — Омск : Губполитпросвет и СХППИ, 1922 ; [в Учеб. тип. Сиб. худож.-промышл. ин-та]. — № 2. — 125, [7] с., ил. : вкл. цв. ил., факс. (автографы). — 20.0×14.5 см. — 500 экз.
 
→ каталог коллекции : МУСЕЙОН • СЛЕДЫ СЛОВА
Опубликовано:
3 марта 2017 года
Текст предоставлен корреспондентом. Дата поступления текста в редакцию альманаха Эссе-клуба ОМ: 03.03.2017
 
 
Автор : Мусейон-хранитель  —  Каталог : МУСЕЙОН
Все материалы, опубликованные на сайте, имеют авторов (создателей). Уверены, что это ясно и понятно всем.
Призываем всех читателей уважать труд авторов и издателей, в том числе создателей веб-страниц: при использовании текстовых, фото, аудио, видео материалов сайта рекомендуется указывать автора(ов) материала и источник информации (мнение и позиция редакции: для порядочных людей добрые отношения важнее, чем так называемое законодательство об интеллектуальной собственности, которое не является гарантией соблюдения моральных норм, но при этом является частью спекулятивной системы хозяйствования в виде нормативной базы её контрольно-разрешительного, фискального, репрессивного механизмов и инструментов).
—  tags: ΜΟΥΣEIΟΝ, словесность, мусейон, философия, раритет
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация   Вход
OM ОМ ОМ программы
•  Программа TZnak
•  Дискуссионный клуб
архив ЦМК
•  Целевые программы
•  Мероприятия
•  Публикации

сетевые издания
•  Альманах Эссе-клуба ОМ
•  Бюллетень Z.ОМ
мусейон-коллекции
•  Диалоги образов
•  Доктрина бабочки
•  Следы слова
библиособрание
•  Нообиблион

специальные проекты
•  Версэтика
•  Мнемосина
•  Домен-музей А.Кутилова
•  Изборник вольный
•  Знак книги
•  Новаторы России

OM
 
 
18+ Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру
лицами младше 18 лет и гражданами РФ других категорий (см. примечания).
OM
   НАВЕРХ  UPWARD