Мультипроект ОМ • Включайтесь!
2017.12.15 · 08:30 GMT · КУЛЬТУРА · НАУКА · ЭКОНОМИКА · ЭКОЛОГИЯ · ИННОВАТИКА · ЭТИКА · ЭСТЕТИКА · СИМВОЛИКА ·
Поиск : на сайте


ОМПубликацииЭссе-клуб ОММНЕМОСИНА
МНЕМОСИНА — В.А.Марьин — Экслибрис: П. Л. Драверт 1879
.
Альманах рукописей: от публицистики до версэ  Сетевое издание Эссе-клуба ОМ
ЭК Владимир Марьин
МНЕМОСИНА • ΜΝΗΜΟΣΥΝΗ •
ОМ
Пётр Людвигович *
ДРАВЕРТ
Поэт, прозаик; геолог, минералог
04.I {16.01}.1879 — 12.XII.1945
 
ПОСВЯЩЕНИЕ
Книжный знак в честь 100-летия со дня рождения Петра Драверта
работы художника-графика Владимира Марьина.
 
Владимир Марьин
Экслибрис:
П. Л. Драверт 1879
 
Владимир Марьин.
Экслибрис А. Э. Лейфера,
посвящённый 100-летию со дня рождения Петра Драверта.
1979 г.
линогравюра, одноцветный оттиск : 6.5×3.5 см
 
Книжный знак создан в 1979 году в честь 100-летия со дня рождения П. Л. Драверта – 4 (16) января 1879 года. Автор экслибриса – художник-график Владимир Алексеевич Марьин. Владелец книжного знака – Александр Эрахмиэлович Лейфер, писатель, член ПЕН-клуба, сопредседатель Союза российских писателей, председатель Омского отделения Союза российских писателей, редактор альманаха «Складчина».
Графическая миниатюра представляет собой портрет Петра Людвиговича Драверта с надписью «П. Л. Драверт 1879». Под портретом – композиция из перекрещивающихся хвойной ветви и геологического молотка, над которой помещена надпись: «Ex libris А. Э. Лейфера».
Этим сюжетным книжным знаком помечена книга из личной библиотеки А. Э. Лейфера – иллюстрированный каталог первой выставки омских книжных знаков. В каталоге даётся описание экслибрисов и штемпелей дореволюционного и советского периодов из библиотек и личных коллекций.
 
* Омский книжный знак : Каталог выставки омского экслибриса / сост.: В. С. Винарская, А. Э. Лейфер, Н. И. Светлова, М. С. Фадеева ; Ом. обл. науч. б-ка им. А. С. Пушкина, Справ.-библиогр. отд. — Омск, 1983. — 79, [1] с. : ил. — 16.5×11.5 см. — 500 экз.
 
 
 
Пётр Людвигович Драверт – учёный, писатель, профессор минералогии, геологии и геофизики, метеоритовед, географ и краевед – был к тому же известным библиофилом и коллекционером книжных знаков. Коллекцию, которую начал собирать ещё его отец Людвиг Станиславович Драверт, П. Л. Драверт продолжал пополнять до конца своей жизни (собрание хранится в Омском историко-краеведческом музее).
Виктор Александрович Аверихин (1926–1987), радиожурналист, заслуженный работник культуры РСФСР, председатель Красноярского общества экслибрисистов, коллекционер книжных знаков и пропагандист культуры экслибриса, так описывал книжный знак Петра Драверта:
 
Собственный экслибрис был и у самого П. Л. Драверта. Он сделан омским художником Е. А. Крутиковым в 1933 г. Это одноцветная линогравюра 75 х 60 мм. Тираж книжного знака невелик – 250 экземпляров. Отпечатан он на бумаге пяти цветов: светло-зелёной, зелёной, жёлтой, красной, фиолетовой. Книжный знак учёного довольно сложен по композиции. Изображён кусок руды, геологический молоток, книга и свиток. Эту символику подкрепляет латинская надпись «Сочиняй и работай молотком».
 
 
Девиз Петра Драверта «Сочиняй и работай молотком» замечательно прозвучал и в произведениях академика Александра Евгеньевича Ферсмана (1883–1945) – учёного-романтика, писателя и популяризатора науки.
Александр Ферсман – минералог, геохимик, географ и путешественник – в своей книге «Воспоминания о камне»* публикует новеллу «Целестин» по одноимённому лирическому рассказу П. Л. Драверта.
 
Целестин [40]
Целестин – нежно-голубой камень, цвета неба, такой чистый и прозрачный [41]. О нём я читал замечательное стихотворение в прозе.
Оно было написано в годы юности горячим революционером Казани, глаза которого горели огнём борьбы и гнева, когда речь шла о царе и жандармах, горели ярким, светлым огнём романтика, когда он декламировал Горация, и скромно, едва теплились мягким любящим светом, когда речь шла о синей Волге и голубых камнях.
Куда-то затерялся листочек с его газетной статьёй о целестине: не точно, на память, приходят мне отдельные картины из этой поэмы о камне.
* * *
…После серьёзной лекции по геологии Урала, после трудных описаний синклиналий и антиклиналий, дислокаций и шарьяжей захотелось на свободу самой природы.
И вот мы вместе с Наэми плывём на лодочке, плывём по простору широко разлившейся Волги.
 Наэми, Наэми, почему ты молчишь? Или слишком уж хорошо на весеннем солнце? А я смотрю в твои глаза, голубые-голубые: ты помнишь, как тот голубой камень неба – целестин, который кристалликами, как глазки, встречается там, в белом известняке правого берега Волги. Хочешь, пойдём поищем этот камень. В нём вся нежность твоего взора, вся яркость весеннего дня, вся глубина синевы Волги.
Лёгким и привычным движением остановили мы лодку у обрыва правого берега Волги.
 Ну, теперь кто первый найдёт? Возьми ножик и зубила. У кого первый кристалл, тому, – ну, тому мы назначим особую награду.
Легко прыгала Наэми с камня на камень, пока я спокойно искал тот горизонт известняков, в котором сидят голубоглазые целестины. Но вот, как кошечка, бросилась она на свою жертву, вся прижалась к скале, что-то била молотком, а потом радостно, с хитрым выражением синих глаз, подбежала ко мне и показала выбитый кристалл…
Но, о ужас! Как обезображен он был зубилом Наэми! Белые полосы избороздили его поверхность, острый уголок кристалла был обит…
 Наэми, Наэми, что ты сделала? Разве ты не знаешь, что целестин – камень мягкий, податливый, добрый… Да не смейся своими хитрыми синими глазками! Это камень мягкий, с ним надо обращаться осторожно, бережно, а ты? Разве я так обращаюсь со своей Наэми? Наэми, Наэми, ты не знаешь ни минералогии, ни души человека!.. Ну, не огорчайся, пойдём искать повыше, я, знаю, там, над чистым белоснежным карнизом известняка, есть целый горизонт с пустотами, а в них сидят голубые целестины.
Долго и бесцельно ползали мы по белому склону; камень не давался нам. С шумом скатывали мы вниз в синюю Волгу большие глыбы, упорно работали своими молотками, разбивая куски и выискивая целестин.
Уже вечерело, красные краски стали заливать широкий горизонт левобережной низины, когда счастье нам улыбнулось. В маленькой пещерке известняка сверкали, как синие глазки, несколько прекрасных голубых кристаллов, жёлто-белые кальциты ещё более оттеняли голубой цвет, серый халцедон скреплял кристаллы прочной оправой, а они были чистые, светлые, с блестящими гранями, сверкавшими какими-то переливами в лучах заходящего солнца.
Бережно и осторожно выломали мы кусок известняка с пещеркой целестина, завернули бережно в носовой платок и косыночку Наэми и тихо спустились к лодке.
Кто не знает этого очарования весеннего вечера на Волге, когда потухают последние отблески вечерней зари, когда загораются первые огоньки в домах, когда так тихо, что, кажется, слышно биение самой земли; где-то мерно отбивает такт пышущий огнём буксир, изредка раздаются нервные звонки плотов при встрече с «пассажирским»; стада спускаются к водопою… И снова тихо и тихо.
 Хочешь, Наэми, я расскажу тебе сказку? – говорил я.
 Расскажи, только чтобы это была настоящая сказка, с чародеями и богатырями!
 Ну, ладно! Это было давным-давно, в тридевятом царстве, в тридесятом государстве. Не было ни Казани, ни Волги, ни даже этих белых скал: море, великое Пермское море, и его валы разбивались о гордые снежные вершины Уральских цепей; его воды широко разливались на юг и на север, уходя своими заливами и солёными лиманами далеко на запад. Это было первое глубокое море-океан – после горячих вулканов и землетрясений великой Герцинской эпохи, когда из глубин выливались могучие лавы, набегали с востока каменные волны, вздымая хребты Урала, открывая дорогу горячим дыханиям земли. Все сказки со всеми их чародеями бледнеют перед этими картинами подъёма из глубин земли могучего Урала…
Потом пришло море, море широкое, море спокойное. Вокруг него расстилалась пустыня, огромные реки разрушали хребты, нагромождая дюны и песчаные наносы по берегам, а в самом море кишела буйная жизнь: светящиеся морские звезды с их ногами-змеями, осьминоги пёстрых цветов вытягивались из красиво завитых раковин аммонитов, широко развивалась пермская жизнь, накапливая пёстрые раковины, завитки, строя твёрдые фосфорные скелеты рыб, в тонкой филигранной работе вытачивая узор радиолярий то из чистого опала, то из нежно-голубого целестина.
Да, да, из нашего камня, этой сернокислой соли металла стронция, строили акантарии свои каменные скелетики-звёзды из острых шипов, игольчатые ажурные шарики. В сказочных глубинах Пермского моря, куда не проникал даже взор Садко, в полумраке синих тонов садились на дно эти скелетики, нежные, как узор тончайшего кружева, лёгкие, как пена или пушок одуванчик, но прочные, нерастворимые кристаллики целестина.
Прошли миллионы, сотни миллионов лет, ушло Пермское море, сменили его просторы пустынь, степей, полей. Прошли ещё миллионы лет, остатки морей сделались прочными каменными породами, белые известняки поднялись из глубин Пермского моря, а рассеянные иголочки акантарий выросли в голубые кристаллики целестина.
Но разве эта сказка не сказочнее всех чудодеев и всех богатырей? Разве не сказочна эта история стронция, за сотни миллионов лет вырастившего из иголочек радиолярий голубые кристаллики целестина? Разве?.. Стой! Ты видишь, там внизу, около Казани, красные бенгальские огни? Видишь, вон рассыпается ракета красными звёздочками.
Ты видишь? Ведь это продолжение моей сказки. В этих огнях горят соли стронция из нашего целестина. В красных ярких звёздах ракет последние вспышки нашего камня…
Мы замолчали. Тихо неслась лодка по течению реки. Горели огоньками берега, яркое зарево огней поднималось над городом. Залитый огнями, шёл вверх, весь ажурный, просвечивающий огнём пассажирский теплоход.
Мы тихо и молча подплыли к причалу, привязали лодку и пошли домой.
 Ну что, Наэми? Что ответишь ты профессору, когда он спросит тебя на экзамене о целестине?
* * *
Примерно так писал о волжском голубом камне наш казанский учёный. Это было давно-давно, и я не знаю, насколько точно передал его стихотворение в прозе.
 
[40] Рассказ навеян стихотворением в прозе П. Л. Драверта, хорошего минералога и тонкого поэта (П. Драверт. Избранные стихотворения. Ново-Николаевск, 1923.).
[41] Целестин – от латинского caelestis – небесный, небесно-голубой. Встречается нередко в виде красивых ромбических кристаллов в известняках и мергелях; химически представляет собой соль металла стронция и серной кислоты.
 
* Ферсман А.Е. Воспоминания о камне : академик А. Е. Ферсман / Александр Ферсман. — Москва : Изд-во Академии Наук СССР, 1958. — 168, [8] с. : ил. — 20.0×13.0 см. — 30000 экз. — (Научно-популярная серия).
 
 
 
Целестин (Celestine).
 
 
 
Примечания редакции.
* Пётр Людвигович Драверт (1879–1945) — сын Людвига Станиславовича Драверта; Л. С. Драверт – чиновник судебного ведомства, председатель департамента Казанской судебной палаты, сенатор, председатель Вятского окружного суда, внук Станислава Ивановича Драверта; С. И. Драверт – коллежский асессор, правитель канцелярии гражданского губернатора г. Вятка, начальник хозяйственного отделения Вятского управления Государственным имуществом, правнук Ивана Гаврииловича Драверта – родоначальника обрусевшего рода Дравертов (Drawert).
 
Ян Габриэль Драверт (польск. Jan [Gabriel] Drawert. 1768–1840), приняв русское подданство в 1797 году, поступил на военную службу.
В его формулярном списке имеется запись о происхождении:
«…из польского шляхетства Прусского кордона, местечка Бельц.
О дворянстве доказательство представил, данное от Польского дворянского собрания».
В апреле 1817 года у Ивана Гаврииловича (Яна Габриэля) Драверта родился сын Станислав (Венцеслав).
 
Возможно, что появление отчества Людовикович в переписке и документации инициировал сам Пётр Драверт.
Вероятная причина – семейная драма – разрыв с отцом, который в 1905 году, будучи председателем сессии Казанской судебной палаты, осудил собственного сына, студента Казанского университета, приговорив его к 5-летней ссылке в Якутию (оправдать же было невозможно, судя по составу деяния:
Пётр Драверт водрузил красный флаг над зданием университета и стрелял в полицейских).
В публикациях, письмах и документах преимущественно послереволюционного периода (с 1917 г.) встречается написание имени с другим отчеством: Пётр Людовикович (также, но значительно реже – Пётр Людовигович, Пётр Людвикович).
 
Источники (фотофиксация записи):
1. Месяцеслов и Общий штат Российской империи на 1840.
Часть вторая. (Адрес-календарь. 1840 г. Ч. II.)
2. Личные дела личного состава Министерства юстиции.
1872-1917 гг. (ЦГИА СССР. Фонд № 1405. Опись № 544. А—И.)
Редакция сборника
МНЕМОСИНА

 
АВТОР ПОСВЯЩЕНИЯ
Владимир Алексеевич Марьин
(1941–2015)
• художник-график, журналист; библиофил, популяризатор искусства книжного знака; член Союза журналистов СССР, член Союза художников СССР.
 
Редакция сборника МНЕМОСИНА приглашает к участию тех, кто желает пополнить Собрание посвящений или дополнить эту публикацию другими материалами, связанными с историей создания посвящения, важными деталями и значимыми моментами творческой биографии писателя.
Контактный адрес эл.почты: esseclub@mail.ru
 
Опубликовано:
8 февраля 2015 года
Текст предоставлен корреспондентом. Дата поступления текста в редакцию альманаха Эссе-клуба ОМ: 08.02.2015
 
 
Автор : Редакция сборника  —  Каталог : МНЕМОСИНА
Все материалы, опубликованные на сайте, имеют авторов (создателей). Уверены, что это ясно и понятно всем.
Призываем всех читателей уважать труд авторов и издателей, в том числе создателей веб-страниц: при использовании текстовых, фото, аудио, видео материалов сайта рекомендуется указывать автора(ов) материала и источник информации (мнение и позиция редакции: для порядочных людей добрые отношения важнее, чем так называемое законодательство об интеллектуальной собственности, которое не является гарантией соблюдения моральных норм, но при этом является частью спекулятивной системы хозяйствования в виде нормативной базы её контрольно-разрешительного, фискального, репрессивного механизмов и инструментов).
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация   Вход
OM ОМ ОМ программы
•  Программа TZnak
•  Дискуссионный клуб
архив ЦМК
•  Целевые программы
•  Мероприятия
•  Публикации

сетевые издания
•  Альманах Эссе-клуба ОМ
•  Бюллетень Z.ОМ
мусейон-коллекции
•  Диалоги образов
•  Доктрина бабочки
•  Следы слова
библиособрание
•  Нообиблион

специальные проекты
•  Версэтика
•  Мнемосина
•  Домен-музей А.Кутилова
•  Изборник вольный
•  Знак книги
•  Новаторы России

OM
 
 
18+ Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру
лицами младше 18 лет и гражданами РФ других категорий (см. примечания).
OM
   НАВЕРХ  UPWARD