Мультипроект ОМ • Включайтесь!
2018.12.11 · 18:00 GMT · КУЛЬТУРА · НАУКА · ЭКОНОМИКА · ЭКОЛОГИЯ · ИННОВАТИКА · ЭТИКА · ЭСТЕТИКА · СИМВОЛИКА ·
Поиск : на сайте


ОМПубликацииЭссе-клуб ОМИЗБОРНИK ВОЛЬНЫЙ
ИЗБОРНИК — Л.П.Трубицина — Елена удивительная
.
Альманах рукописей: от публицистики до версэСетевое издание Эссе-клуба ОМ
ЭК Лидия Трубицина
ИЗБОРНИK ВОЛЬНЫЙ
OM
Елена удивительная
Есть даты уникальные и обязывающие. К ним можно отнести замечательный юбилей — 90-летие со дня рождения Елены Александровны Аросевой, старейшей актрисы Омского государственного академического театра драмы.
Тогда, 9 июня 2013 года, точно в дату её рождения, на Камерной сцене театра состоялся юбилейный вечер «Танец воспоминаний» с участием юбилярши.
В фойе основной сцены была открыта выставка «Берега любви» – так названа одна из книг Елены Аросевой.
Елена Александровна Аросева – человек совершенно удивительный. Она прекрасная актриса, которая сыграла на сцене Омского театра драмы десятки главных ролей и множество персонажей иного плана. Почётное звание «Легенда омской сцены», присвоенное ей на областном театральном фестивале в 1999 году, стало публичным общественным признанием дарования и её вклада в профессиональное искусство.
Историк театра Светлана Яневская свидетельствовала, что омские театралы открыли молодую актрису Елену Аросеву на спектакле «Фабричная девчонка» А..Володина. Её Женька Шульженко отважно сражалась с показухой и формализмом, ненавидела выспренние слова, не подкреплённые поступками. Она вмешивалась в дела, которые её и не касались впрямую. Для ханжей, бюрократов, лжецов она была очень неудобным человеком. Однако и с себя самой спрашивала по самому высшему счёту и под задиристыми манерами прятала ранимую и чуткую душу.
Режиссёр Сергей Владычанский тогда сразу оценил трагикомическое дарование, которым Елена Аросева наделена, по его мнению, «со щедростью, подчас с излишеством – от избытка темперамента». Театроведы и журналисты, пишущие о театре, отмечали особое обаяние актрисы, она привносила в сценические персонажи свой интерес к жизни, свою изобретательность и личное остроумие. Она легко существовала в разных жанрах и стилях, естественно преодолевала переходы из одного времени в другое.
Зрителей сразу покорила своеобразная индивидуальность актрисы, обаятельной, заразительной, остроумной, изобретательной. Первоклассная драматургия, интересная режиссура и великолепные партнёры давали актрисе возможность расти не только профессионально, но и взращивать в себе глубокую и неординарную личность.
Впечатляет палитра её сценических работ – Раиса Ковригина («Когда цветёт акация» Винникова), Марфинька («Обрыв» по роману Гончарова), Беатриче («Много шума из ничего» Шекспира), Иветта («Матушка Кураж и её дети» Брехта), Наташа («Три сестры» Чехова), Донна Роза («Суббота, воскресенье, понедельник») де Филиппо, тётя Тони («Проснись и пой» Дярфаша), Лиза («Валентин и Валентина» Рощина), Вера Сергеевна («Энергичные люди» Шукшина), генеральша Крахоткина («Село Степанчиково и его обитатели» по повести Достоевского), Шарлотта («Вишнёвый сад» Чехова).
Многим запомнилась её Роза Песочинская в «Ретро» Галина. Светлана Яневская отмечала: «В причудливых, почти детских интонациях Песочинской, бывшей балерины, в сохранённой до старости особой балетной грации, в трогательно светлом ретро-флирте с пожилым мужчиной – во всём её героиня проявляла силу духа, оптимизм, веру в торжество человеческой порядочности. Было в этой работе многое, идущее от самой исполнительницы: юмор, возникающий от нестандартного восприятия жизни, парадоксальность и лукавство, ум и неистребимое обаяние, жгучее женское беспокойство с мажорным ощущением жизни. Были в этой женщине, как и в самой актрисе, вкус к самой жизни, энтузиазм добра, деятельного, практического, когда глубокая скорбь делает волю стойкой, а преодолеваемые трудности вырабатывают независимость. Было в ней что-то от женщин, ушедших в прошлое, от тех, кто берёг себя прежде всего для себя, оттого и окружающим людям многое от них оставалось».
В изобретательной постановке Геннадия Тростянецкого «Женитьба Бальзаминова», сочинённой по трём произведениям А..Н..Островского, где даны в развитии три возраста героев – юность, зрелость, старость, Елене Александровне Аросевой довелось играть в «третьей серии» в паре с замечательным партнёром – Александром Ивановичем Щеголевым. В том, как её героиня, подруга последних дней жизни Бальзаминова, общалась с ним, как смотрела на него, прочитывалась целая судьба. В её взгляде была нежность, забота и вместе с этим и жалость к себе и своему потрепанному жизнью, нелепому, невезучему старику, но поверх всего витала не побеждённая никакими жизненными испытаниями любовь…
Эти объёмы сценических персонажей Аросевой было чем наполнять. Жизнь её давала тому предостаточный материал. Елена родилась в Москве в семье дипломата и писателя Александра Яковлевича Аросева, который в 1937 году был репрессирован. В 1945-ом окончила Московское городское театральное училище (класс А..Д..Соколовской). В годы учёбы, выпавшими на время Великой Отечественной войны, участвовала в обороне столицы: вечерами после занятий гасила фугаски; вместе с другими студентами добиралась до окраины города и копала рвы, пилила деревья. Первая и самая дорогая для неё награда – медаль «За оборону Москвы», вручённая ей в 1944 году. Аросева участвовала и в знаменитом Параде Победы на Красной площади. Война закалила её. Человек многое может – это впервые с особой ясностью поняла Аросева ещё тогда.
В Омский драматический театр Елену Аросеву пригласили в 1957 году, до этого она уже с успехом успела поработать в театре Ленком Бреста, Русских драматических театрах Вильнюса и Таллина, театре Балтфлота Ленинграда, драматическом театре Петрозаводска.
Омичи знают Елену Александровну не только по ролям, сыгранным на сцене, но и по её авторским теле- и радиопрограммам. Много лет она вела телевизионную передачу «Вечерний свет» о великих актёрах Омского академического театра драмы. Был у не свой выход и к радиослушателям – в программе «За чашкой чая». Её ценят как великолепного собеседника – остроумного, много знающего, обладающего своим взглядом на личности и события.
Природа наделила Елену Александровну и изрядным литературным талантом. Она давно начала писать стихи, правда, относясь к ним с откровенной долей иронии – «мои стишата». Но в них случаются совершенно поразительные лирические откровения. Начиная с 1997 года, издано семь её книг.
Елена Александровна – человек живой, нетерпеливый, требовательный. Мне помнится, как в один из моментов, предшествующих выпуску в свет в 2005 году её очередной книги, когда случилась нередкая для бюджетного финансирования задержка с поступлением средств, она, не выдерживая ответов типа «пока нет», говорила: «Может быть, мне позвонить Леониду?». При этом выговаривая слоги подчёркнуто отдельно: Ле-о-ни-ду. Имея в виду главное лицо региона – Леонида Константиновича Полежаева. На это у неё было право: губернатор с особым почтением относился к Аросевой, совершенно не скрывая этого. Когда праздновали 30-летие Дома актёра, Леонид Константинович пришёл на этот вечер и выступил с абсолютно нетрадиционным спичем. Он рассказал историю: ему приснился сон, будто к нему приходят по очереди директора театров с разными просьбами, а потом широко распахивается дверь, появляется Елена Александровна Аросева и говорит: «Я написала новую книгу!».
Хочу ещё раз процитировать Светлану Яневскую: «…В её книгах – портрет времени и человека, меняющегося во времени. Его неповторимая судьба. Аросева пишет откровенно, исповедально. Она словно бы делится с собеседником своими мимолётными впечатлениями о жизни, или тягостными, трудными размышлениями о том или ином событии. Она пишет о себе, человеке интересном, живущем творчески полнокровно. Человек этот, даже теряя и старясь, приобретает. Дерзкая девчонка, смешливая, непоседливая и неуёмная, в зрелом возрасте обрела стойкость и склонность к анализу, научилась терпению, великому умению радоваться каждому мгновению жизни, умением сохранить себя и свой дар при всех испытаниях судьбы. И пусть в последние годы актриса нечасто выходит на сцену, но её неугомонный творческий дух ищет выхода».
Давайте сегодня заглянем в книгу Елены Александровны Аросевой «Берега любви», ту самую, вышедшую с небольшой проволочкой в 2005 году при поддержке регионального министерства культуры.
Елена Аросева
НА КРУТЫХ ПОВОРОТАХ
(Главы из биографического очерка)
Пироговка
Первая глава моей жизни, самая короткая, наверное, потому, что самая счастливая. В двухэтажном бревенчатом доме, типичном для Москвы 1920-х годов, по Большой Пироговской улице, топили печи, и тогда в доме вкусно пахло деревом. А жили в доме дружные родители и три весёлые дочки: Наташа, Лена, Оля. Ух, как лихо съезжали мы на салазках вдоль Новодевичьей стены прямо к Москве-реке. За углом какой-то старикашка продавал восковых уточек. Они были окрашены в бледно-оранжевый, бирюзовый и розовый цвет. В такие же цвета было окрашено и наше мимолётное детство. Даже снежок на высоком крыльце был волшебным и душистым…
Вторая глава принесла первое несчастье. От нас ушла мама, с ней и Наташа. Мы с Олей остались с отцом. Мы уехали в Прагу. Отец – первый посол СССР в Чехословакии. Боже, как мы гордились им, как горячо и восторженно любили его. Мы же были его святыней. Каждый вечер перед сном он на цыпочках пробирался в нашу детскую, чтобы положить под подушку апельсин или яблоко. Сколько нежной грусти было в этом…
Мы жалели маму, в наших душонках уже вырастал росток одиночества. Слова «мама» и «Россия» вызывали боль, но когда появлялся отец, мы бросались к нему на шею и самозабвенно кричали: «Мы твои дочки, мы твои дочки!» Наверное, этим мы утверждали своё счастье… пока не появилась мачеха Гертруда.
Катастрофа
Мы вернулись в Москву, и тут уже ждал нас 37-й год…
Однажды отец приехал на дачу, пообедал, прилёг вздремнуть. Он накинул на голову свой пиджак (папа любил так засыпать). Я сидела рядом, и мне показалось, что отец похож на покойника. Потом он уехал…
Лил дождь три с половиной дня, безостановочный, холодный, почти осенний. Я знала, что что-то случится, но не знала, что больше не увижу отца никогда…
Приехала за нами Антонина Павловна, его секретарь, и сказала, что он на время задержан, он ведь пошёл на свидание с Ежовым, где намеревался хлопотать о Гертруде, арестованной незадолго ещё в Сестрорецке. Он пошёл и не вернулся… ни через день, ни через год, ни через пятьдесят лет, никогда…
Он ушёл.
Квартира опечатана, я должна всё решать, всем руководить – я старшая. Ведь остался ещё двухлетний его сын Митя – мой брат.
Тогда я ещё не знала. Я ждала. Я верила.
Огромная сила этой веры не давала исчезнуть надежде, но была ещё одна сила, она была сильней, страшная, дьявольская сила – она убила веру. Какое слово было последним, когда погасла его мысль в умирающем сознании? Нам этого не узнать… Моего отца расстреляли 10 февраля 1938 года. Он был реабилитирован в 1953 году посмертно.
Война
Мы ушли жить к маме, и уже совсем скоро наступил 1941 год. Война… она была одна на всех. И она была разной для вcex.
Моя война – это гулкий грохот солдатских сапог у Белорусского вокзала.
Моя война – это моё студенчество на актёрском факультете театрального училища.
Моя война – это ласковая забота об Оле.
Моя война – это очереди на кухню в столовке за картофельными очистками, из которых склеивались искуснейшие лепёшки.
Моя война – это первый поцелуй.
И, наконец, этот волшебный День Победы. Из нашего курса формируется театр Ленинского комсомола Белоруссии. Я – артистка! Прощай, моя первая настоящая любовь – Егорушка Щукин. Прощай, мы уезжаем в Брест.
У меня два учителя – город Вильнюс и город Ленинград. Они учили меня жить, ценить друзей, не пугаться трудностей и не роптать… Писать стишонки, влюбляться, хорошо играть свои роли, они учили меня быть молодой.
И вот шалунья-судьба закинула меня в Омск.
Я оказалась в далёком чужом городе. Странно и не похоже на правду. Но так произошло. Я здесь. И здесь однажды в заснеженный сказочный Новый год я встретила взгляд, вроде бы случайный, неведомый, немыслимо прекрасный… Боже мой! Неужели? Ну, конечно, я узнала, я так долго ждала. Здравствуй! Здравствуй! Это – моя любовь, настоящая любовь… заискрилась, запрыгала, заиграла голубым огоньком в его глазах, непостижимо глубоких и ясных, как высь небесная. Я дождалась, я воскресаю! Моя нескладуха-жизнь обретает наконец-то форму и смысл. Да, да, конечно. Она называется отныне его именем. Борюшка, родной! Всё, всё теперь иначе… Не боюсь ничего. Я живу. Я дождалась! Господи, всё сбылось, всё, всё. Я хотела, чтобы мы вместе прожили нашу жизнь, чтоб был у нас сын и чтоб звали его Саша, чтобы мы играли прекрасные роли, чтобы витали над нами общие думы и лёгкие стихи, чтобы друзья, весёлые застолья, тихие вечера, жаркие ночи, чтобы мы вместе состарились… И всё это будет, будет…
Борис Каширин
Есть такая деревня Великий Бобрик в самой что ни на есть Украине. Вдоль дороги высокие тополя, домик, похожий на грибок, утопает в вишнёвом цвете. Там в семье Кашириных родился мальчик. Его нарекли Борисом. Льняные кудри, цвета неба глаза… Он был так хорош, что родители стали наряжать его в кружевные платьица. К счастью, это не сказалось на его мужском предназначении.
Потом всё, как у всех: школу окончил в Киеве, там же поступил в театральный институт. А на дворе его уже ждала война. Он провоевал всю войну, сначала на Северном фронте, а День Победы встретил в Маньчжурии. Неспешный поезд вёз его домой: «Какая огромная и красивая Родина!» – думал молодой солдатик, глядя в вагонное окно. Ёкнуло ли сердце его, когда колеса прогрохотали мимо перрона города Омска? Нет, не ёкнуло. Он вернулся в Киев, окончил институт. Он – артист. Уже другой поезд повёз его таки в Омск, чтоб сделать довольно долгую остановку длиною в целую жизнь. Он стал замечательным артистом, любимым в городе народным артистом. Есть люди, которым доставляет радость быть полезным другим, спешить на помощь любому, кто в ней нуждается. Они отдают свой выигрыш, не задумываясь, и винят себя в любой не своей вине, для них любая женщина – герцогиня, а ребёнок – вообще святость. Они, будучи сильными, чаще всего бывают беззащитными, они улыбаются просто так, от полноты жизненной радости, они весело и вольно смотрят в высокое небо и, уплывая туда, всё-таки стоят на земле твёрдо и надёжно.
Так и жил Боря. Для него высшим мерилом прекрасного было искусство. И вообще ему улыбалась Фортуна своей милой загадочной улыбкой, потому что вскоре такой же улыбкой ему улыбнулся очень похожий на него мальчик.
Лидия Трубицина.
Омск, 2013.
 
Из цикла «Время и судьбы».
 
Опубликовано: 10 февраля 2014 года.
Текст предоставлен автором. Дата поступления текста в редакцию альманаха Эссе-клуба ОМ: 10.02.2014.
 
 
Автор : Мусейон-хранитель  —  Каталог : ИЗБОРНИK ВОЛЬНЫЙ
Все материалы, опубликованные на сайте, имеют авторов (создателей). Уверены, что это ясно и понятно всем.
Призываем всех читателей уважать труд авторов и издателей, в том числе создателей веб-страниц: при использовании текстовых, фото, аудио, видео материалов сайта рекомендуется указывать автора(ов) материала и источник информации (мнение и позиция редакции: для порядочных людей добрые отношения важнее, чем так называемое законодательство об интеллектуальной собственности, которое не является гарантией соблюдения моральных норм, но при этом является частью спекулятивной системы хозяйствования в виде нормативной базы её контрольно-разрешительного, фискального, репрессивного инструментария, технологии и механизмов осуществления).
—  tags: альманах, ИЗБОРНИК ВОЛЬНЫЙ, эссе-клуб, OMIZDAT
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация   Вход
OM ОМ ОМ программы
•  Программа TZnak
•  Дискуссионный клуб
архив ЦМК
•  Целевые программы
•  Мероприятия
•  Публикации

сетевые издания
•  Альманах Эссе-клуба ОМ
•  Бюллетень Z.ОМ
мусейон-коллекции
•  Диалоги образов
•  Доктрина бабочки
•  Следы слова
библиособрание
•  Нообиблион

специальные проекты
•  Версэтика
•  Мнемосина
•  Домен-музей А.Кутилова
•  Изборник вольный
•  Знак книги
•  Новаторы России

OM
 
 
18+ Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру
лицами младше 18 лет и гражданами РФ других категорий (см. примечания).
OM
   НАВЕРХ  UPWARD