Мультипроект ОМ • Включайтесь!
2018.12.11 · 17:55 GMT · КУЛЬТУРА · НАУКА · ЭКОНОМИКА · ЭКОЛОГИЯ · ИННОВАТИКА · ЭТИКА · ЭСТЕТИКА · СИМВОЛИКА ·
Поиск : на сайте


ОМПубликацииЭссе-клуб ОМИЗБОРНИK ВОЛЬНЫЙ
ИЗБОРНИК — А.И.Иванов — Семиотический цикл — 7. О воронежском гербе
.
 
Альманах рукописей: от публицистики до версэ    Сетевое издание Эссе-клуба ОМ
Андрей Ивaнов  ·  «Семиотический цикл»
 
ИЗБОРНИK РУСИЧЕЙ
ОМ
 
О воронежском гербе
 
Первою характеристическою чертою было,
без сомнения, то господствующее значение,
какое имело впечатление в создании,
или, лучше сказать, в выборе знака.
Э. Ренан
История появления в 1781 году нового рисунка для герба Воронежской губернии покрыта мраком неизвестности. Почему был выбран сюжет, встречающийся в разных культурах? Кто подсказал художнику эту мысль? Откуда она пришла, из какого сна, видения, ассоциации?
«Опрокинутый с горы кувшин», – пишет один из авторов современной версии Ю.В.Коржик, – впервые появился в новом воронежском гербе, созданном А.А.Волковым в 1781 году. Почему автор отказался тогда от старой воронежской символики? Откуда появилась новая символика и в чем её смысл? Эти вопросы – одна из загадок нашей геральдики.
То, что герб Воронежа имеет глубокие историко-географические корни, бесспорно. Одно несомненно – он появился не случайно, так как известно, что императрица Екатерина II внимательно следила за осуществлением указа от 7 ноября 1775 года и требовала серьёзного обоснования символической части гербов. Новая символика Воронежа была весьма необычной по тем временам и, безусловно, что её Высочайшее утверждение было обеспечено историко-научным обоснованием».
Но каким могло быть это «научное обоснование» притом, что аналитическая психология, основанная на исследованиях индо-европейской мифологии сформировалась только век с четвертью спустя?
Соединение мифологии с лингвистикой, по сути, сформировало народную психологию. Учение «весёлого» Фрейда и «юного» Юнга возникло не на пустом месте. Им предшествовали знаменитые филологи XIX века. Фрейд говорил, что психоанализ взял много от других наук, в том числе и от филологии. Любопытно, что предпосылки аналитической психологии или психоанализа можно обнаружить в воронежском журнале «Филологические записки».
До XIX века коллективное индоевропейское бессознательное оставалось непроницаемой тайной. В ХХ веке «полноправными властителями мира грёз» стали, главным образом, немецкоязычные исследователи. Заслуга Фрейда и Юнга состоит в том, что сейчас в бессознательном для специалиста не осталось практически никаких секретов.
Теперь, обладая обширной исследовательской базой данных и применяя современные психолингвистические методики, мы можем без особых затруднений проанализировать воображение автора с тем, чтобы определить архетипические прообразы сюжета воронежского герба; теперь, когда сказочная область исследована «от и до», можно запросто составить общую картину «символических источников».
Разумеется, что индоевропейское бессознательное легче всего объяснить, пользуясь «индоевропейскими» архетипами.
 
Итак, современный воронежский блазон гласит: «Сложенная из золотых крупных камней гора, на склоне которой – опрокинутый серебряный кувшин, изливающий серебряную воду». (Блазон (от ст.нем. «blasen» – «дуть в рог») – устное или письменное описание герба; геральдический язык; описательный код. Блазон содержит только краткое описание, но не устанавливает ассоциативные связи. – Прим. авт.)
 
К блазону есть определённое светское пояснение: «Белый (серебряный) кувшин на горе, изливающий белую (серебряную) воду, – уникальный исторический символ Воронежа – отражает богатство и плодородие здешних земель. Кувшин, как творение умелых человеческих рук, аллегорически показывает трудолюбие жителей области. Вода, льющаяся из кувшина, является аллегорическим символом реки Воронеж».
 
Ещё раз назовём символы на щите герба: гора — сосуд — река.
Надо сразу заметить, что наш «уникальный исторический символ» встречается едва ли не повсеместно, поэтому можно сказать, что уникальность его состоит в универсальности. Вообще, мотив горного источника широко распространён в культурах разных народов.
Автору этих строк довелось, например, увидеть «композицию воронежского герба» у подножья Синайской горы:
 
 
Но, откуда на Синае «воронежские символы»?
– В религиозных верованиях различных народностей можно найти множество примеров почитания близлежащих гор, на которых обитали главные боги, тогда как источники, в высшем символическом смысле, представлялись резиденцией самих богов. (В греческой мифологии такой горой был Олимп, в зороастризме – Демавад, в синтоизме – Фудзи, в иудаизме и христианстве – Арарат (Барис) и Синай, у иранцев это – Хара. За исключением Хары, местоположение всех вышеперечисленных гор точно известно на земле, что касается гор Меру и Хара, считается, что под этими горами подразумевалась одна «полярная гора», расположенная на далёком севере. Похожие представления встречаются и у алтайских народов, где аналогом горы Меру может служить гора Белуха, которая ранее у алтайцев называлась Уч-сумеру. – Прим. авт.)
В Ригведе о водных потоках (var), названных «крепостями» (var), есть стихи, посвящённые ведийскому вседержителю Варуне и напоминающие композицию воронежского герба [1]:
 
«Ты открыл затворы вод (var),
Ты принёс горé добро (var),
связанное с влагой (rasa)»

 
Мотив горы в центре мира восходит к общеиндоевропейской древности. В космологии индуизма в центре вселенной находится священная гора Меру.
В «Махабхарате» описывается история о том, как в «стране богов» на главной вершине горы Меру, которая носит название Мандара, девы во главе с Брахмой решили создать напиток бессмертия. Девы использовали вершину горы как мутовку для пахтанья океана, в результате которого появилась амрита. Для богов индуизма чаша и есть символ священного напитка.
Эта страна описывается, как: «страна вечного счастья», «племя не знает ни болезней, ни слабости возраста», «повсюду стада антилоп и стаи птиц», «уйдя туда, вновь в этот мир не приходят». Это – «Земля избранных», «Земля святых», «Земля блаженных». Подобные детали имеют большое сходство с более поздним описанием Шамбалы, расположенной в отдалённом северном краю, высоко на вершинах Меру и на его склонах у берегов Молочного северного океана. Это – обитель богов и страна «блаженного народа», «общество, совершенное в моральном отношении и весьма мало развитое со стороны материальной цивилизации. <…>
Колыбель Арийской расы, Airjanem Vaego, ясно определена в северной стране, где, по воле Аримана, господствует десятимесячная зима; поэтому Арийцы, убегая от холода, спускаются к Сухед (Согдиана) и к ещё более южным странам. Гора и священная река Березатъ (Борди новейших Персов) центр мира и источник вод, и река Арванд, из него вытекающая, переносят нас к верховьям Окса и Яксарта. Правда, имена Березат и Арванд служили позднее для названия гор и рек, слишком удалённых от Бактрианы: ими называли постепенно горы и реки Персии, Мидии, Месопотамии, Сирии, Малой Азии, и мы не без удивления встречаем их даже в классических названиях сирийской Оронты и фригийской Берецины. Но это результат перемещения, которому подверглись все местности сказочной географии. В своих переселениях народы приносят с собою прежние названия, с которыми соединены их воспоминания, и придают их новым горам и рекам, встретившимся им в стране, где они основывают оседлость» [2].
В своём труде «Исследования по Индии» известный средневековый персидский энциклопедист Аль-Бируни пишет: «Мы начнём с описания этой горы, поскольку она есть центр островов и морей».
 
 
В христианском апокрифическом «Послании о Рае» св. Василия Калики есть свидетельство о райской горе. Рай де видели новгородцы во главе с Моиславом, шедшие на трёх ладьях. Буря занесла их к острову, где на высокой горе виднелся нерукотворный лазоревый Деисус. Из-за горы слышалось чудное пение, и «небо там смыкалось с землёй».
В иранской мифологии обителью праведников является убежище Вара. Во второй главе «Видевдата» [3] Вара описана как квадратное ограждение со стороной «в лошадиный бег», возведённое культурным героем Йимой, по предписанию Ахурамазды в стране Арйана Вэджа, мифической прародине хиранского народа. В этом горнем сооружении все живые существа, люди и животные, были спасены от насланных богом чудовищной зимы и всеобщего потопа.
О стране блаженных сообщает и христианское апокрифическое «Сказание об Индейском царстве» – царстве пресвитера Иоанна, государстве, в котором хранится чаша – источник исцелений [4].
Примечательно, что у древнейших индоевропейцев – хеттов был известен некий «Бог водоёма, царь богов, [бог] большого сосуда, который был принесён матерью (божество?) на место для возлияний» [5]. (Ср. НеБеЛи-ШеМ-иМ – кувшин небесный [6].)
Необходимым элементом получения царской власти у скифов-иранцев считалось питьё священного напитка (вина, хаомы (сомы) и т.п.). Это тем более вероятно, что производным от санскр. svar (родственного др.иранск. xvar) – «солнце» является слово svarnara – термин, обозначающий небесный источник священного воодушевляющего напитка [7].
В духовной традиции вода чаши-источника символизирует сверхчувственное познание идей, открывающее перед человеком мир Истины [8]; свидетельствует человеку о чудотворной силе Господней. В ветхозаветной традиции гора, источающая воды, является одним из символов Исхода и свидетельством всемогущества Всевышнего. Это значение происходит из истории о том, как Моисей в синайской пустыне близ горы Хорив, ударив посохом в скалу, иссек из неё источник, напоивший всех его людей.
 
 
Гора – символ Господа Бога – наиболее часто употребляемая библейская метафора прочности, её приравнивают к живой силе Бога. Вода, истекающая из камня, рассматривается как символ крещения и животворящей воды веры. Христа часто называют камнем, из которого берут начало чистые реки четырёх Евангелий.
 
Пожалуй, нагляднее всего воронежский герб может быть объяснён на примере известной иконографической композиции-антитезы двух городов:
 
В левой части иконы изображён град небесный, в нём – Богородица с Младенцем Иисусом, на горе – ясли – источник райской реки, по её берегам растёт райский сад… Ангелы с приветствием, а не для сражения летят навстречу воинам, на стягах которых – православный крест…
В правой части иконы изображён горящий город, образ «града лукаваго», оставленного воинами ради нового небесного града, в райский сад которого они и направляются…
 
В христианской иконографии образ горы с источником реки из Яслей Христовых соотносится с образом Града Небесного, к которому стремится святое воинство. Инсигнией этого града и является гора с источником истинной воды: «Речныя устремления веселят град Божий: святое селение Всевышнего. Бог посреде его, и не подвижится» (Пс. 45:5). Христос есть Сосуд Духа Святаго, Неупиваемая Чаша, Источник воды-истины: «Я Есмь путь, истина и жизнь» (Ин. 14:6); «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой… (Откр.1:8).
Для христианина и каменная гора, и чаша, и источник суть аллегорические образы Спасителя: «Чашу Церковь стяжа, ребра Твоя живоносная, из нихже сугубыя нам источи токи оставления и разума» (Великий покаянный канон).
 
Примечания:
 
Александр Андреевич Волков, сотворяя в 1781 году воронежский герб, едва ли мог знать о «Махабхарате» и «Бхагават-гите», которую на английский язык перевели только в 1785-м, а на русский её перевел масон и в то же время верный христианин Н.И.Новиков в 1788 году. Значит ли это, что Волковым руководили христианские источники?
– Волков, вероятнее всего, был верным христианином. Но почему он выбрал этот библейский сюжет именно для Воронежа? Был ли им умышленно применён специальный приём для сохранения в геральдике библейских ценностей, ведь в блазонировании христианские образы – обычное явление? Имел ли здесь место авторский умысел или Божий промысел? – Бог знает!
Любопытно, что подобный воронежскому герб Великого Устюга, утверждённый в 1780-м, был создан графом Санти ещё в 1730 году и связан сюжетом из греческой языческой мифологии, почерпнутым им из книги «Символы и емблемата» (1705). Здесь за номером 817 находится герб водолея с девизом: «Всяк своё дело знай».
 
 
Великоустюжский герб в 1780 году был тоже переработан А.А.Волковым, конечно, не так радикально, как воронежский.
 


Воронежский герб 1730 года
 
Среди исследователей бытует мнение, что и тогда всё дело было в птице: на маленьких и нечётких оттисках печати было трудно разобрать, что это за тварь и с чем её едят.
Этимологическая связь названия города и имени вóрона давно обращала на себя внимания людей любознательных. Некоторые из острословов называли государственного орла в верхнем поле нового воронежского щита – вороном. В дальнейшем, вероятно, из-за такой двусмысленности было принято решение убрать изображение птицы и со щита воронежского герба 1878 года.
Но ворон так и остался неофициальным тотемом – языческим небесным покровителем нашего города.
 
—————— ——————
Андрей Ивáнов
Воронеж, 2012
 
_______________________
Библиография. Источники:
1. Лазарев А. Тайна имени Воронежъ. – Воронеж, 2009.
2. Ренан Э. О происхождении языка / Филологические записки. – Воронеж, 1866.
3. Стеблин-Каменский И.М. Авеста: Избранные гимны Из Видевдата. – M., 1992.
4. Баталин Н.Н. Сказание об Индейском царстве / Филологические записки. – Воронеж, 1884.
5. Грозный Ф. О «хеттских» иероглифах на стелах Тель-Амара. – М., 1937.
6. Бодров Н.Н. Доисторическое единство симовских и арийских языков / Филологические Записки. – Воронеж, 1884.
7. Шауб И.Ю. Из истории языческих верований в Северном Причерноморье: культ фарна у скифов. – М., 2004.
8. Евангелие от Иоанна, глава 8, стих 32: «и познаете истину, и истина сделает вас свободными».
Иллюстрации в материалах цикла:
репродукции из указанных автором источников.

Опубликовано:
4 ноября 2012 года
Текст предоставлен автором. Дата поступления текста в редакцию альманаха Эссе-клуба ОМ: 29.10.2012
 
 
 
 
Автор : Ивaнов Андрей Иванович  —  Каталог : ИЗБОРНИK ВОЛЬНЫЙ
Все материалы, опубликованные на сайте, имеют авторов (создателей). Уверены, что это ясно и понятно всем.
Призываем всех читателей уважать труд авторов и издателей, в том числе создателей веб-страниц: при использовании текстовых, фото, аудио, видео материалов сайта рекомендуется указывать автора(ов) материала и источник информации (мнение и позиция редакции: для порядочных людей добрые отношения важнее, чем так называемое законодательство об интеллектуальной собственности, которое не является гарантией соблюдения моральных норм, но при этом является частью спекулятивной системы хозяйствования в виде нормативной базы её контрольно-разрешительного, фискального, репрессивного инструментария, технологии и механизмов осуществления).
—  tags: альманах, OMIZDAT, ИЗБОРНИК ВОЛЬНЫЙ, эссе-клуб
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация   Вход
OM ОМ ОМ программы
•  Программа TZnak
•  Дискуссионный клуб
архив ЦМК
•  Целевые программы
•  Мероприятия
•  Публикации

сетевые издания
•  Альманах Эссе-клуба ОМ
•  Бюллетень Z.ОМ
мусейон-коллекции
•  Диалоги образов
•  Доктрина бабочки
•  Следы слова
библиособрание
•  Нообиблион

специальные проекты
•  Версэтика
•  Мнемосина
•  Домен-музей А.Кутилова
•  Изборник вольный
•  Знак книги
•  Новаторы России

OM
 
 
18+ Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру
лицами младше 18 лет и гражданами РФ других категорий (см. примечания).
OM
   НАВЕРХ  UPWARD